Это нам не задавали! (Советский экран №16 1976 г.)

ЭТО МЫ НЕ ПРОХОДИЛИ
ЦЕНТРАЛЬНАЯ СТУДИЯ ДЕТСКИХ И ЮНОШЕСКИХ ФИЛЬМОВ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО

Сценарий М. Львовского при участии И. Фрэза
Постановка И. Фрэза
Гл. оператор М. Кириллов
Гл. художник А. Дихтяр
Композитор Я. Френкель

Марина ПТУШКИНА

Каждый, кто помнит веселую и ироничную детскую песенку с припевом «тили-тили, трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали», ждет, что авторы фильма «Это мы не проходили» столкнут своих героев с теми многотрудными жизненными проблемами, которые невозможно решить с помощью четырех действий арифметики или правил грамматики. Почему-то кажется, что это будет серьезная психологическая драма. Наверное, оттого, что в нашем кинематографе существует традиция постановки школьных фильмов именно в таком ключе. И традиция эта дала такие высокохудожественные образцы, как «Дикая собака Динго», «Друг мой, Колька», «Звонят, откройте дверь» или совсем недавний — «Сто дней после детства».

Но создатели фильма опрокидывают наши ожидания. Прекрасный знаток детской темы, режиссер Илья Фрэз на этот раз избирает жанр лирической комедии с крепким сюжетом, персонажами, большинство из которых наделено одной-двумя опознавательными черточками, а фильм в целом обладает хорошим, быстрым темпом.

Герои фильма — будущие учителя, студенты одного из московских педвузов, проходящие практику в небольшом приморском городке. Пара главных героев — Лена Якушева (Наталья Рычагова) и Юра (Борис Токарев), — как и положено в комедии, определяется в первой же сцене. Авторы, впрочем, не стремятся развивать вглубь лирическую линию — любовь Юры к Лене. Они просто ограничиваются «констатацией наличия» (извините за канцеляризм!) этой любви.

Основное же внимание авторов уделяется взаимоотношениям Лены с классом, в котором она временно становится руководителем.

Наша героиня горячо берется за дело. На первом же уроке выявляется необычность ее педагогических приемов. Она предлагает ребятам задавать ей любые вопросы, обещая «не юлить, как уж на сковородке». Согласитесь, с современными детьми такая тактика небезопасна. И глава «Камчатки» Митя Красиков, по которому, как говорит завуч Галина Петровна (Антонина Максимова), «ПТУ плачет», недолго думая, спрашивает: «Скажите, чем человек отличается от животного? Только насчет того, что труд создал человека, нам уже объясняли…» Отвергнув привычное «труд создал человека», Митя оставляет молоденькой практикантке единственную возможность — ответить остроумно, отпарировать вопрос. Но Леночка Якушева не рассчитала своих сил, не нашла нужного тона. И звучит Митино явно ироническое: «По-моему, между человеком и животным никакой особенной разницы нет». Не ждите, однако, что сюжет сосредоточится на поединке между Леной и «трудным» Митей. Авторы избежали этого штампа, и главное будет в другом.

Лена Якушева — человек действия. Чуть ли не в первый день практики она против желания Мити Красикова является к нему домой — познакомиться с родителями. Приходят мать и отец Мити (Наталья Защипина и Роман Ткачук), и Лена тут же начинает выговаривать им за то, что на стене висит портрет Ле Корбюзье (отец Мити архитектор), а не Митиного дедушки.

Надежда Александровна (Т. Пельтцер) беседует со студентами перед практикой. В центре — Лена Якушева (Н. Рычагова)
Надежда Александровна (Т. Пельтцер) беседует со студентами перед практикой. В центре — Лена Якушева (Н. Рычагова)

Лена решительно исправляет все, что не сообразуется с ее взглядами на жизнь. Узнав, что в некоторых учреждениях города работают аврально по субботам, она отправляется в одно из конструкторских бюро и отчитывает начальника, доказывая ему, что два выходных дня в неделю нужны для общения с семьей. На уроке предлагает ребятам сесть «кто с кем хочет», не задумываясь над тем, что для некоторых такое предложение может обернуться почти трагедией: находятся ведь и такие, с кем никто не хочет сидеть. Зло наказанная классом за эту свою педагогическую оплошность, Лена горько плачет, но извлекает ли она урок из случившегося?

Подводя итоги практики, завуч Галина Петровна называет Лену Якушеву «незаурядной, яркой личностью». Зритель вряд ли согласится с такой оценкой. Ее поступки говорят скорее о некоторой прямолинейности, о каком-то очень милом, но свойственном скорее детям, чем взрослым, максимализме, чем о незаурядности. Когда же взрослые люди вроде начальника КБ беспрекословно, испуганно подчиняются юной практикантке, хочется воскликнуть знаменитое «не верю!»… Впрочем, героиня лирической комедии вполне может быть и такой — немного самоуверенной, немного прямолинейной. Да авторы ведь и сами не скрывают, что относятся к своей Леночке не только с симпатией, но и с юмором.

Сколько важных, современных проблем затронуто в картине! Тут и взаимоотношения отцов и детей, тайны контакта учителя с классом, и личная неустроенность учителей, вернее, учительниц, и т. д. Причем поворот любой из этих тем избран очень современный, сегодняшний. Скажем, контакту родителей и подростков мешает в фильме не какое-то абстрактное отчуждение поколений, а элементарная профессиональная перегруженность, «замотанность» родителей, как, например, в семье Мити Красикова.

Да, проблем много, но рамки избранного жанра и стремительный ритм фильма мешают рассмотреть хотя бы одну из них подробнее, копнуть поглубже. Поэтому получился скорее обзор проблем, некое попурри проблем, чем их художественный анализ. Зато немало сцен, которые своей легкостью и необязательностью напоминают дивертисмент: вечер отдыха в клубе моряков, веселое празднование Восьмого марта. Это при том, что мы едва знаем многих участников таких сцен в лицо…

Илья Фрэз честно делает лирическую комедию, но он же честно следует за сценарием Михаила Львовского, в котором есть сюжетная линия, решенная в драматическом ключе. Режиссер не стал подгонять ее под общий стиль картины и выиграл, так как именно эта линия стала наиболее интересной.

Речь идет о школьниках Мите Красикове (Андрей Ростоцкий) и Миле Ходзицкой (Татьяна Канаева). У Милы смертельная болезнь — сужение легочной артерии. Девочка может умереть, если не согласится на спасительную, но опасную операцию. Из всех оперированных 90% остаются в живых, а 10%… Умная, сосредоточенная девочке боится операции, как боялся бы ее любой взрослый. Как взрослые, обдумывают Митя и Мила ситуацию, как взрослые, решают ее, полагаясь только на самих себя. Очень точно показано в фильме явление, которое сегодня исследуют ученые разных специальностей, это во многом еще не понятое, звучащее почти магически: акселерация… Вот они — акселераты! Акселераты не потому, что сильно развиты физически, что чуть ли не с седьмого класса «ходят парами», а потому, что решают не по-детски серьезные жизненные проблемы, проявляя при этом недетское мужество.

Взаимоотношения Милы и Мити переводят фильм в иную стилистическую плоскость. Начинает работать драматургия жеста, взгляда, неоконченной реплики, настроения. А зритель испытывает волнение, непонятное, необъяснимое для непритязательной лирической кинокомедии.

Заметнее всего ранняя взрослость ребят в сцене поездки на горную турбазу, где работает сторожем отец Милы. Митя решается на эту поездку (для которой ему приходится без спросу взять отцовский мотоцикл), чтобы там, в горах, наедине с великолепной природой девочка поняла, почувствовала, как говорят, «нутром», необходимость операции. И Митина надежда оправдалась.

Ситуация складывается несколько парадоксальная: молодые педагоги в фильме инфантильнее, чем можно ожидать, дети взрослее, мужественнее их. Мила и Митя — личности, причем личности более яркие, чем, скажем, Лена Якушева или Юра. Может быть, это произошло оттого, что в сценарии детям предназначены события драматические, в то время как на долю взрослых оставлены все перипетии комедийно-лирического сюжета? Студенты-практиканты не наделены той мерой нравственной зрелости, тем жизненным опытом, которым обладают их ученики. Что ж, возможна ведь и обратная связь: не только педагоги воспитывают учеников, но и ученики педагогов. Не в этом ли главный смысл фильма? Да, сегодня молодые герои — пока не учителя, а лишь практиканты — еще вправе, пожалуй, сказать о себе: «Это мы не проходили, это нам не задавали». Но завтра они войдут в класс полноправными воспитателями. Им придется решать задачи, не обозначенные ни в одном учебнике. И как хорошо, что их практика была полна не только веселых, лирических, но и весьма драматичных переживаний!

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.