Конец одного стереотипа (Советский экран №16 1976 г.)

Дмитрий БИЛЕНКИН

Сколько бы замечательных открытий ни делалось, они лишь расширяют светлый круг познанного, за которым тьма. А если бы все вдруг стало понятным и рассеялась последняя загадка мира, то наш разум увял бы от анемии. Но это нам не грозит никогда, ибо свойства мира бесконечны и для познания неисчерпаемы.

Грозит нам другое: убежденность в находке конечной истины. Такое, к счастью, временно, случалось не раз. В далеком средневековье, когда сильна была уверенность, что нельзя превзойти Аристотеля, ибо он уже все постиг. И в конце девятнадцатого века, когда среди физиков распространилось мнение, что здание их науки требует лишь небольших доделок. Разрыв в веках, а корень ошибки тот же. Поостережемся же наше знание считать полным!

На такие размышления наводит фильм «Живое в неживом» (сценарист и режиссер И. Войтенко, «Леннаучфильм»). Его содержание, уверен, мало кого оставит равнодушным. Уж слишком нас всех касается то, о чем идет речь.

Кадр из фильма «Живое в неживом»
Кадр из фильма «Живое в неживом»

Общеизвестно, что скелетной основой неживой природы является кремний, а живой — углерод.

Два химических элемента раздельно правят миром нашей планеты, и четок рубеж меж их владениями. Глина, базальт, граниты — все, за малым исключением, породы состоят из соединений кремния; и все без исключения организмы образованы соединениями углерода. Факт очевидный, давно известный, но, если вдуматься, удивительный. Откуда вдруг такая противоположность, отчего жизнь так явно пренебрегла кремнием, почти всецело исключила его даже из номенклатуры строительных материалов скелета, предпочтя ему кальций? Кремний и углерод как-никак соседи в менделеевской таблице. Родственны они и уникальной способностью строить сложные, разнообразные молекулы; первенство здесь держит
углерод, но и кремний в этом не бедняк. И такой разрыв, такая противоположность функций!

Так все и выглядит в еще недавней мгле полузнания. Косное вещество — оно и есть косное; ну, а живое, понятно, его антипод. Ясно, почему у каждого свой химический владыка…

Тень, однако, существует лишь благодаря свету. Стереотипы, без которых мышление невозможно, увы, нередко оборачиваются той самой сказочной тенью, которая не просто заявляет о своей полной самостоятельности, но и стремится поработить своего хозяина. Поэтому как разум отдельного человека, так и познание в целом вынуждено бороться со сложившимися стереотипами. Даже с такими, к примеру, мелкими: камень, конечно же, неудобоварим, грязь — всегда опасность для раны.

А разве не так? Так. Если бы все это не подтверждалось каждодневно, то и стереотипа не возникло бы. Стереотип, однако, претендует на всеобщность. И в этом своем качестве он баррикадирует познание. Нужно усилие (и немалое!), чтобы мысль смела преграду.

Камень несъедобен — для нас и животных. Но есть бактерии, для которых он — пища (кстати, их деятельность, как справедливо замечено в фильме, возможно, и подготовила на земле почву для расцвета на ней всего живого). Грязь — это зараза? Смотря какая…

С экрана к нам обращается потомственный мастер-гончар. И буднично, спокойно говорит необычные вещи. Что обращение с глиной быстро залечивает ссадины и царапины. Что хотя гончары постоянно лепят мокрую, холодную глину, у них никогда не бывает радикулита…

Наука, в свою очередь, подметила некоторые любопытные, но глубоко скрытые явления. Кремния в человеческом организме немного. Но при переломе в зоне перелома его концентрация вдруг возрастает против среднего в десятки раз! Атомы кремния, словно пожарные по тревоге, спешат к поврежденному месту. Зачем?
Вообще какова роль этого «косного элемента» в делах жизни? Ну, чисто внешняя, она понятна. Некоторые морские организмы даже строят из кремнезема свои панцири. Крапива — та вырастила свои колючки из силиката. И так далее. Но какова же внутренняя роль кремния в тонких процессах физиологии?

Химики сравнительно недавно научились синтезировать кремнийорганические соединения, так сказать, заставив углерод и кремний объединяться на благо прогресса. Эти вещества теперь успешно применяются в технике. Но только в технике, ибо для живого и они инертны, как железо, как гранит, как нейлон. И вот, наконец, осуществленный рижскими и иркутскими химиками синтез дал нам очень интересные биоактивные кремнийорганики.

Тут фильм демонстрирует чудеса! «Чудеса» — затасканное слово, но как быть, если ничтожные добавки этих биоактивных веществ в пищу едва ли не любую курицу делают рекордсменкой яйценоскости; если они же совершают такой переворот в шелководстве, что в адрес их авторов зарубежные фирмы со всех концов света бьют срочные послания: «Хотим сотрудничать, готовы на все ваши условия». Как быть, если за эти кремнийорганики с энтузиазмом ухватились физиологи, медики, ибо производимое ими на организм действие стремительно будит самые радужные надежды? (Тут авторы фильма, по понятным причинам, оговариваются, что показанные ими медицинские волшебства, как оно и есть на самом деле, еще только опыты, и вообще не стоит раньше времени ликовать; позиция правильная, умерим восторг и мы, но интересно, что дальше-то будет при таком начале?)

Пока, во всяком случае, ясно вот что. Было время, когда казалось, что, кроме всяких там белков, жиров и углеводов, организму больше ничего не надо. Потом были открыты витамины… И снова мы какое-то время «твердо знали», чем жив человек. Потом все более стала выясняться тонкая роль всевозможных микроэлементов. Теперь выяснилась огромная биологическая роль отнюдь не редкого в природе да и в организме, но «косного» кремния… Без чего еще не может обойтись наш организм? Без каких-нибудь тонких электрических, электромагнитных, едва ли не космических явлений, на что уже есть намек природы? Кто знает…

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.