Приключения скрипача (Советский экран №1 1975 г.)

• ВЫСОКИЙ БЛОНДИН В ЧЕРНОМ БОТИНКЕ

«ГОМОН ЭНТЕРНАСЬОНАЛЬ», Франция

Сценарий И. Робера, Ф. Вебера
Режиссер И. Робер
Оператор Р. Мателен
Художник Т. Мерисс
Композитор В. Косма

Т. ХЛОПЛЯНКИНА

«Высокий блондин в черном ботинке» принадлежит к числу картин, которые критики гораздо охотнее смотрят, чем обсуждают, Цели, поставленные авторами, в данном случае настолько очевидны и смотрится эта кинокомедия так весело, что не возникает необходимости что-либо домысливать. Все, кажется, ясно и так.

…Начальник французского разведывательного бюро обнаруживает, что один из сотрудников, как принято выражаться, его «подсиживает». Предателя нужно заманить в ловушку. С этой целью шеф разрабатывает хитрый план. В комнате, где всюду вмонтированы подслушивающие устройства, шеф ведет неторопливый разговор о том, что завтра в Париж прилетает важный агент, которому все известно о деятельности Милана (так зовут предателя). Наутро аэродром буквально заполнен мрачными молодцами в топорно сшитых костюмах. Это вышли «на охоту» люди Милана. Теперь нужно быстро изобрести для них агента. Помощник шефа Перраш придирчиво разглядывает разношерстную публику, спускающуюся в зал. На ком остановиться?

Вот пожилой джентльмен, вот группа длинноволосых юнцов… Дамы… Монахи. Наконец появляется последний пассажир. Вернее, сперва в попе зрения Перраша попадают его ботинки: разные ботинки, один светлый, другой черный — уже интересно! А потом становится виден и их хозяин — высокий, рассеянный меланхолик со скрипкой. Трудно найти менее подходящего кандидата на роль агента, но, быть может, как раз поэтому Перраш и останавливает свой выбор именно на нем.

Высокий блондин меряет пространство аэропорта своими разными ботинками, не подозревая, что он уже безжалостно выхвачен из своей обычной милой жизни, что телефонный разговор его уже подслушан, футляр со скрипкой сфотографирован, что квартира его через час после приезда будет тщательно обыскана молчаливыми умельцами с ловкими руками фокусников. Блондина не спросили, хочет ли он участвовать в этих злых играх взрослых людей, потому что конкретная человеческая жизнь не имеет здесь никакой цены. Главный же парадокс заключается в том, что абсолютное несоответствие блондина той роли, какую ему навязали, как раз и оказалось самым убедительным аргументом в пользу того, что он и в самом деле агент. Люди Милана, следующие за скрипачом по пятам и называющие его уже почти любовно«наш», то и дело встают в тупик перед самыми обычными его поступками. Очаровательный, неумелый, доверчивый, но обладающий тем преимуществом, какого нет у Джеймса Бонда, — преимуществом человечности, он помог кинорежиссеру Иву Роберу не только иронически переосмыслить знакомый гангстерский сюжет, но осмеять бесчеловечную машину, породившую и эти сюжеты и эту всеобщую подозрительность.

Очень скоро мы угадываем грядущий исход фильма. Высокий блондин успешно обведет вокруг пальца и людей Милана и людей шефа и счастливо избежит многочисленных опасностей лишь потому, что защищен от них абсолютным неведением. Фильм стремительно движется к своей веселой развязке, нисколько не сделавшейся скучнее от того, что исход ее предопределен.

Скрипач Франсуа (Пьер Ришар)
Скрипач Франсуа (Пьер Ришар)

Но сейчас хочется сказать о том, что может сделать в рамках такой твердой программы большой актер.

В роли Милана снялся Бернар Блие. Он играет усталого, желчного человека, еще более раздражающегося из-за того, что никто не может ему объяснить, зачем у скрипача болит зуб, зачем он все время спускает воду в туалете и какое отношение все эти действия имеют к тайнам разведывательного бюро. Актер, таким образом, ведет свою роль в точном соответствии с замыслом фильма. Но есть в нем два момента, когда актер на секунду как бы совершенно отстраняется от сюжета. Первый связан с той сценой, где Милан наблюдает по портативному телевизору, как скрипача пытается «охмурить» специально подосланная к нему красавица. С заданием она справляется успешно, и вот теперь все ждут, когда же у скрипача наконец развяжется язык. И в этот момент Милан вдруг задумывается. Ему предлагают кофе — он не слышит, он словно бы забыл, зачем сидит у телевизора, кто такой скрипач, кто эта девушка. Он только замечает вдруг, что она молода и прекрасна, и в глазах Милана внезапно мелькает такая грусть, что вот существует на свете молодость, любовь, красота, а ты должен сидеть и заниматься черт знает чем — каким-то подглядыванием, подслушиванием. Герой ли это задумался? Или актер вдруг забыл на мгновение о том, что должен делать его герой по роли, но в эти считанные секунды мы понимаем, что сюжет фильма не только ироничен, но и очень грустен.

Второй такой момент наступит в самом конце.

Уже все агенты друг друга перестреляли, смертельно ранен и сам Милан. И вот за минуту до смерти ему захотелось узнать наконец всю правду о скрипаче. Едва ворочая языком, Милан спрашивает о нем у Перраша. А тот отвечает, что скрипач на самом деле никакой не агент, а просто «ловушка для дураков». Тут бы Милану заплакать, что он гибнет зазря, но лицо героя вдруг озаряется восторженной, почти детской улыбкой. Он как будто бы даже рад, что его так удачно провели, и на пороге смерти вдруг становится способен оценить уже со стороны всю парадоксальность той жизни, которую вел.

Герой ли это рассмеялся или сам актер, но мы снова получаем возможность отстраниться на мгновение от захватывающих подробностей сюжета и понять, какие чувства испытывает по отношению к своему герою актер Бернар Блие, знакомый нам по целому ряду серьезных, прекрасных лент, снимавшийся и у Дювивье в «Мари-Октябрь», и у Кайатта в «Перед потопом», и у Лешануа в «Адрес неизвестен», и вдруг сейчас, за считанные секунды, не то чтобы напомнивший нам о своих прежних героях, но словно бы установивший вдруг мгновенную связь между ними и своей нынешней, отнюдь не этапной ролью, в которой внезапно открылись и глубина и перспектива.

К фильмам, подобным «Высокому блондину в черном ботинке», мы в общем в последнее время уже попривыкли. Не потому ли так ценишь мгновения, когда движение по накатанной сюжетной колее вдруг приостанавливается и ты внезапно получаешь возможность заново удивляться тому, что фантастическая ситуация фильма обычна, почти заурядна, ибо рождена действительностью, и люди, сведенные на экране условным сюжетом, живут так на самом деле и считают эту чудовищную жизнь вполне нормальной…

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.