Видеть звезды (Советский экран №1 1985 г.)

Евгений МАТВЕЕВ.

Народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР и Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых.

Волшебная сила искусства… Не знал я в детстве этих слов, но о существовании такой силы догадывался. Мальчишкой любил веселить односельчан забавными сценками на темы деревенской жизни, петь под аккомпанемент своей дешевенькой балалайки. При виде слез своих слушательниц, их мимолетных улыбок хотелось петь для них вновь и вновь, потому что хорошо понималось, а вернее сказать — чувствовалось, как много значат для них эти песни.

Вот и потом, в суровые военные годы, будучи командиром-воспитателем взвода в 1-м Тюменском пехотном училище, я, выкраивая из времени, отведенного на сон, час-другой, старался выучить наизусть то рассказ А Толстого, то новое стихотворение К. Симонова, опубликованное в «Правде», то главу из романа М. Шолохова «Они сражались за Родину», то строчки из прекрасной поэмы А. Твардовского «Василий Теркин», чтобы наутро, перед занятиями или на коротком привале, прочитать выученное курсантам. Это не входило в обязательный распорядок дня, не предусматривалось программой обучения Просто мне и моим ребятам необходимо было ощущение общей со всем советским народом боли, общей ненависти к врагу и общей веры в грядущую победу А укреплялось такое чувство от соприкосновения с искусством — боевым, наступательным, проникнутым оптимизмом.

Связав свою жизнь с кинематографом, перед началом каждой новой работы я задаюсь вопросом: справлюсь ли? Дано ли мне не уронить почетное звание художника? Способен ли быть на высоте требований, предъявляемых сегодня народом, партией, временем к искусству? Не растрачу ли на пустяки его великую силу? И каждый раз перед мысленным взором встают заплаканные лица односельчан, внимательно слушающих народную песню, и суровые, рано повзрослевшие глаза моих курсантов. Вижу и понимаю: нет, не имею права обмануть ожидания и надежды своих нынешних слушателей и зрителей — по долгу художника, коммуниста и гражданина Мысль в поэзии, говорил В. Белинский, «это не рассуждения, не описание, не силлогизм — это восторг, радость, грусть, тоска, отчаяние, вопль!» А чувства эти могут быть вызваны в зале лишь при одном условии: если художник говорит о самом важном, самом сокровенном, самом животрепещущем. Если побудительным мотивом его творчества стала осознанная необходимость и личная потребность оказаться полезным народу, партии в решении грандиозных задач, стоящих сегодня перед Советской страной. И главным смыслом, определяющим направление творческой деятельности мастеров культуры, является здесь работа по мобилизации духовного потенциала, накопленного поколениями советских людей, общественного сознания. Такова реальность наших дней: сегодня, когда мы достигли небывалых завоеваний в сфере экономического, социального и культурного строительства, все большее значение для нашего дальнейшего движения вперед приобретает нравственная сила общественно зрелой личности. Какая замечательная мысль была высказана на юбилейном пленуме правления Союза писателей СССР Константином Устиновичем Черненко: «…самый точный критерий успехов литературы и искусства в целом — та реальная степень воздействия, которое они оказывают на формирование идейно-нравственного облика народа» Это и другие положения из выступления главы нашей партии и государства являются руководством к действию для всех мастеров советской культуры.

Минувший 1984 год стал годом напряженной, ответственной деятельности по выполнению исторических решений XXVI съезда КПСС, последующих Пленумов ЦК нашей партии, годом грандиозной работы советского народа по совершенствованию общества развитого социализма. Для меня лично он был связан со сложнейшей и кропотливой работой над фильмом «Победа» Я не мог видеть много фильмов своих товарищей, но по-настоящему взволновали меня ленты «Берег», «Европейская история», «Тайна виллы «Грета»— картины, обращенные к острейшим вопросам войны и мира, исследующие бытие человека в его нерасторжимой связи с ходом истории, с ходом развития сегодняшней политической ситуации на планете А как не вспомнить с чувством глубокого удовлетворения «Время желаний», «И жизнь, и слезы, и любовь», «Оглянись», «Военно-полевой роман», «Клетка для канареек»— фильмы, сосредоточивающие внимание на морально-нравственных проблемах и исканиях человека. А рядом такие произведения, как «Лев Толстой» или «Семен Дежнев», отмеченные серьезностью и глубиной в рассказе о выдающихся личностях нашей истории и культуры. Разве не свидетельствуют эти и другие ленты 1984 года о настойчивых поисках кинематографистами актуальной тематики, об их стремлении прикоснуться к острым, животрепещущим проблемам, волнующим сегодня зрителей, о понимании ими огромной ответственности миссии художника в современном мире Радует и то, что во многих фильмах сделан решающий шаг к более тесному и непосредственному, а значит, и эффективному контакту кинопроизведения со зрителем. А это так важно! Ибо недопустимо нам важностью и злободневностью оправдывать серость и безликость формы, низкий художественный уровень. «Плохо написанные книги и оперы, примитивно снятые теле- и кинофильмы, — говорит К. У. Черненко.— не просто портят вкус миллионов людей. Они дискредитируют темы и идеи, за которые берутся их создатели».

Форма, яркая динамика сюжета, занимательность интриги должны быть подчинены главному — созданию запоминающегося, по-настоящему полнокровного, живого образа положительного героя. Именно через героя осуществляется наиболее эффективная и прямая связь искусства с жизнью. Именно герой может помочь человеку строже взглянуть на себя, занять активную жизненную позицию, разобраться в сложностях нашего бытия, проникнуться чувством советского оптимизма. Я уже много раз писал и говорил — повторю еще раз, — что проблема положительного героя имеет, на мой взгляд, не только эстетический, но прежде всего идеологически политико-воспитательный характер Ибо могущество нашей Родины находится в прямой связи с красотой и силой советского человека, с его вдохновенным трудом, любящим сердцем и смелым умом. Недаром именно сюда направляют острие своей атаки наши идеологические противники, мечтающие психологически «обработать» советского человека, посеять в нем сомнения и недоверие, увести в мир чуждых нам мелочных страстишек и политического скепсиса.

Не допустить этого, не позволить, отстоять чистоту и целостность нашего, советского миросозерцания прежде всего и призван положительный киногерой. В этом смысле все мы, работники экранного искусства, в долгу у зрителей. Нам еще предстоит создать образы, равные по силе своего воздействия образам Чапаева, Матвея Журбина или «члена правительства» Соколовой. Ждут своих экранных преемников и бригадир Потапов, и председатель колхоза Трубников, и секретарь райкома Георгий Торели.

Об этом долге, о необходимости приложить все силы, весь талант свой на создание кинопроизведений, достойно отвечающих задачам сегодняшнего дня, подробно говорилось в историческом постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему повышению идейно-художественного уровня кинофильмов и укреплению материально-технической базы кинематографии» На это же ориентирует всех нас и программное выступление товарища К. У. Черненко на юбилейном пленуме правления Союза писателей СССР — выступление проникнутое горячеи партийной заинтересованностью в дальнейшем совершенствовании всей культуры развитого социализма. Для каждого из нас, кинематографистов, новые партийные документы — широкомасштабная программа долговременного действия. Когда думаю о наших планах, невольно вспоминаю замечательные слова моего учителя в кинематографе— Александра Довженко: «Двое смотрят вниз. Один видит лужу другой — звезды». Надо «видеть звезды»! Они рядом, они совсем близко, вглядитесь пристальнее — вот они в свершениях строителей БАМа, в нелегком труде газодобытчиков Надыма и нефтяников Тюмени, в тяжелых колосьях урожая Нечерноземья, в бессонных ночах учителей, в неостановимом конвейере машиностроителей… Герои рядом с нами. Их не надо выдумывать и искать. Здесь нужен лишь талант, нужна зоркость взгляда, гражданская смелость да «самые чистые краски» из палитры художника, как говорил Довженко.

… Начался год 1985-й. Последний год пятилетки, предсъездовский, юбилейный — вскоре все мы будем отмечать великий праздник 40-летия Победы над фашизмом. Ответственный для всех нас год. Чем встретим его мы, советские кинематографисты? Уверен, достойными свершениями. Эту уверенность вселяют в меня не только отчетливое осознание моими коллегами сложности и важности своей миссии не только наших «планов громадье», но и конкретные факты. В процессе производства находятся сегодня такие значительные фильмы, как «Битва за Москву» Ю.Озерова, «Борис Годунов» С.Бондарчука, «Народный комиссар» А. Зархи, «Рейс-222» С. Микаэляна, и ряд других.

Что же касается меня лично, то в первые дни нового года я с особенной радостью хочу доложить моим дорогим читателям и зрителям, что работа над фильмом «Победа» в основном завершена и, я надеюсь, в канун праздника 9 Мая состоится его премьера. Не хотелось бы предварять зрительскую встречу с картиной подробным рассказом о ней. Скажу здесь лишь о том, что фильм этот, в основу которого положен хорошо известный роман А Чаковского, является для нас возможностью художественно осмыслить тридцатилетний путь борьбы нашей партии и народа за мир и разоружение. Мы стремились подробно и страстно рассказать об исторических событиях этого периода — Потсдамской конференции 1945 года и Совещании в Хельсинки в 1975 году, — рассказать о людях, которые по долгу совести и по долгу службы оказались на переднем крае противостояния сил мира и прогресса силам войны и мракобесия. Наш фильм — это ответ врагам мира, тем, кто, сея повсюду клевету, ложь и недоверие стремится перекроить Европу да и всю планету по своему лекалу, кого ничему так и не научила самая кровопролитная и жестокая в истории человечества война, кто и сегодня еще мечтает о мировом господстве и нагло заявляет, что «есть вещи поважнее, чем мир». Это фильм-свидетельство. И фильм-обличение. Фильм-призыв. И фильм-размышление. Таким мы задумывали его с драматургом Вадимом Труниным. Таким старались и осуществить.

…«Помоги!»—часто говорила мне моя мать, простая, полуграмотная крестьянка, привыкшая к нелегкому, от зари до зари, труду. И никаких поучений, никаких окриков и наставлений. Просто магическое, навсегда врезавшееся в память, требовательное слово: «Помоги!» И я помогал, как мог. Вот и в зрелые свои годы, приступая к съемкам нового фильма, репетируя предложенную роль, занимаясь со студентами во ВГИКе или большой общественной работой по линии Союза кинематографистов СССР и Советского комитета защиты мира, я всегда словно бы слышу эту просьбу-призыв: «Помоги!» Помоги тем, кто страдает от нищеты и бесправия в обществе так называемой «свободной демократии». Помоги голодающим детям Африки. Помоги истекающему кровью ливанскому и палестинскому народам. Помоги миллионам борцов за мир во всем мире. Помоги уберечь планету от термоядерного безумия. Помоги! Помоги! Помоги!

И я помогаю. Как могу — своим трудом. Своим искусством. Своей жизнью.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.