Войди в огонь, в котором я горю… (Советский экран №8 1978 г.)

«КУЗЬМИЧ, АДАМ  И ДРУГИЕ…»

«КАЗАХФИЛЬМ»

Сценарист и режиссер Владимир Татенко.

Юрий МАРЬЯМОВ

«Есть в нашей жизни непреходящие ценности: дружба, верность, труд, традиции, связь поколений. Для нас это не отвлеченные понятия, а суть нашей жизни, соль нашего бытия». В словах, взятых мною из авторского комментария к документальной ленте «Кузьмич, Адам и другие…», концентрированно выражен ее пафос.

Человек становится настоящим мастером, постигая суть и смысл простых житейских истин.

Два десятилетия назад, когда началось строительство крупнейшего металлургического комбината в Темиртау, сюда, на Казахстанскую Магнитку, приехал деревенский паренек Тулеген Адам-Юсупов. Был он поначалу робок: боялся огня, расплавленного металла, гудящей печи. Но не смалодушничал, не отступил, не повернул назад — даже обжегшись, пройдя «огненное крещение». Кто знает, как бы сложилась судьба Адама, если бы не встретился ему Кузьма Павлович Геращенко. За плечами у Кузьмича были к тому времени домны Украины и Урала, тридцать трудовых лет, «три горячих стажа».

Главное в работе металлурга – коллективность...
Главное в работе металлурга – коллективность…

— Ничего, сынок, не бойся. Все это со временем пройдет, привыкнешь. Нет такого доменщика, который бы не обжегся, — так напутствовал старый мастер. Счастливая встреча ученика и учителя. Прошли годы. И Адам стал прославленным доменщиком. А теперь вот учит других, таких же молодых, необстрелянных, каким был когда-то сам.

Эти несколько фраз могли бы исчерпать содержание картины. Действительно, в ней нет острого, захватывающего сюжета, отсутствуют драматичные ситуации, которых в работе горновых хоть отбавляй. Живописание событий и коллизий остается за кадром. А на передний план выдвинуты размышления героя о себе и своей профессии.

Кстати, о главном герое. Его тоже нет в традиционном смысле. В киноочерке создан коллективный портрет бригады, состоящей из разных, не повторяющих друг друга характеров. Люди этой бригады объединены общностью взглядов, отношением к делу, пониманием своего долга.

— Самое важное в нашей работе — это коллективность, сплоченность. Если каждый пойдет свою линию гнуть, то работа на горне не получится, — говорит Адам.

Да, речь идет о непременных условиях, без которых немыслимо совместное существование в маленьком трудовом коллективе Здесь свой особый стиль отношений, свой моральный кодекс.

«Войди в огонь, в котором я горю». Эта строчка — поэтический рефрен фильма, обобщение, образ. Нам дозволено войти в среду профессионалов, мастеров, не со стороны — изнутри посмотреть, узнать, чем живы они. И мы признательны автору за эту возможность.

Записанную на магнитную пленку живую речь отредактировать нельзя. Человек на экране называет доменную печь «печкой», говорит, как «доставали чугун». Это колорит. В документальном кино человек научился свободно говорить сам о себе, не нуждаясь в дикторских рекомендациях. Лучшие образцы документалистики свидетельствуют о значительности этого достижения. Записанные речи можно стыковать, монтировать, сталкивая различные мнения и суждения. Они стали сами подсказывать логику и конструкцию произведения.

Владимир Татенко смонтировал картину как ряд монологов — о профессии, о мастерстве, о жизни. В этой своеобразной перекличке постепенно вырисовывается облик каждого действующего лица, внутренний стержень коллектива.

Горновой — редчайшая и трудная профессия. Она требует умения и выносливости. Люди этого малочисленного племени привыкли беречь друг друга. Поэтому-то событие, которое на первый взгляд может показаться незначительным, не стоящим внимания, становится конфликтом. Из бригады Адама уходит Семен Онищенко, помощник, правая рука бригадира, «без пяти минут старший горновой». Отработав последнюю смену, Семен собирает скарб и отбывает в другой город. Провожают его всей бригадой. Казалось бы, что особенного? Мало ли какие обстоятельства побуждают порой менять работу, место жительства, расставаться с друзьями. Может быть, для другого коллектива уход одного человека, пусть уважаемого, событие не столь важное. Но только не для этой бригады. Товарищи не осуждают Семена, но воспринимают его поступок как недоразумение. К концу фильма мы узнаем, что у Семена «все как у людей»: дочь родилась, с работой определился (слесарем в депо), дом купил. А между строк проглядывает: вот ушел, а теперь «жалкует» (слово Адама). Его ждут и втайне уверены: вернется.

… Работа металлурга никогда не кончается. Днем и ночью, все 24 часа в сутки, все 12 месяцев в году, смена за сменой. Огонь выковывает братство, которое крепко своими внутренними, незримыми связями.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.