На родной земле (Советский экран №22 1981 г.)

ПОЛОВОДЬЕ
«БЕЛАРУСЬФИЛЬМ»

Авторы сценария Вячеслав Адамчик, Виктор Козько, Федор Конев
Постановка Виталия Четверикова
Оператор-постановщик Юрий Марухин
Художник-постановщик Александр Чертович
Композитор Алексей Муравлев

Л. ПАВЛЮЧИК

Во весь экран — вода и небо да кое-где горстки свежевыбеленных хат, сиротливо торчащих среди необозримого простора весеннего разлива. Уже в этом прологе, ставшем символом неисчислимых бед, что веками несла белорусской земле неумолимая стихия, взволнованно и откровенно заявлено желание авторов фильма «Половодье» (сценарий В. Адамчика, В. Козько, Ф. Конева, режиссер В. Четвериков) сразу же вовлечь зрителей в суть происходящего, четко обозначить проблематику картины.

А потом камера плавно опустится на землю и позволит нам вглядеться в лица людей. В этом монтажном переходе — принцип построения картины, которая большие и важные народнохозяйственные вопросы стремится решить через историю конкретной деревеньки Князьбор, затерявшейся среди лесов и болот, через судьбы людей, здесь живущих. В воспоминаниях, спорах, мечтах героев фильма история края приобретает яркое, выпуклое изображение, а само произведение — публицистическое звучание.

Сколько помнят себя старожилы, стояла вокруг гнилая, гиблая трясина, средь которой клочок земли, приспособленный под «бульбу», считался уже богатством. Каждый год приходило сюда половодье, сметая на своем пути копны сена, ветхие постройки. С такой жизнью мирилось не одно поколение обитателей Полесья, и казалось им, что так будет всегда…

Матвей (А. Бабкаускас)
Матвей (А. Бабкаускас)

Но однажды нетронутая полесская тишина раскололась от рева моторов: к околице села из утреннего тумана вынырнули вездеходы, бульдозеры — могучая техника мелиораторов. Они пришли сюда, чтобы на месте непроходимых болот заколосилась хлебная нива.

Мелиорация Полесья открыла перед краем новые перспективы, но и породила немало новых проблем, которые заботят всех героев фильма: и руководителей хозяйства и рядовых колхозников. Старики, всякого повидавшие на своем веку, относятся к происходящему с опаской. Уж больно рьяно, круто взялся за дело «командир» мелиораторов Матвей Ровда (А. Бабкаускас). Сражаясь с болотами, он не щадит ни заповедного Белого озера, ни даже уникального, исторического Княжьего бора — красы и гордости здешних мест. Даже в тяжкие послевоенные годы, когда за проданный лес можно было купить инвентарь, коров, чтобы возродить порушенное врагом хозяйство, не поднялась у мужиков рука на эти могучие, величественные деревья. «Князьборцы без Княжьего бора — представить себе нельзя!» — говорили они

— Будут еще леса! — упрямо твердит Матвей. — А пока нужен хлеб, земля под пашню. И этот путь — самый короткий!

А ведь Матвей Ровда — не пришедший со стороны человек, не ведающий, что творит. Есть в фильме сцена-воспоминание, в которой мы видим, как деревня всем миром решает судьбу осиротевшего после войны хлопчика. Хоть в каждой семье и без него полно голодных ртов, мальчишке этому — Матвею — не дали пропасть, накормили, приголубили, на ноги поставили. И вот спустя годы с институтским дипломом вернулся он в родные края, чтобы отдать долг землякам. И работает Ровда, не щадя сил, одержимо, стремясь взять на собственные плечи побольше. Но в заботах о сиюминутном успехе своего дела утратил он способность оглянуться в прошлое, заглянуть в будущее. Да, на месте бывших болот встали стеной хлеба, но цена их оказалась непомерно высокой: пошли гулять по полям невиданные здесь доселе пыльные бури — природа не прощает ошибок, скороспелых решений.

Не прощают равнодушия и люди: уходит от Матвея любимая Алена (Н. Егорова), не вынесшая его жестокого рационализма. Одиноким бобылем, таящим обиду на Матвея, остается доживать свой век дед Трофим (А. Биричевский), давший когда-то приют ему, хлопчику, и так робко надеявшийся, что сегодня Ровда поможет наладить ему незадавшуюся личную жизнь. Смелее стали действовать и боявшиеся прежде людского осуждения стяжатели, такие, как Аркадь Барздыка (С. Юркович): уж коли начальство Княжьего бора не пожалело, то кто может запретить ему срубить рябину — так ведь удобнее ягоду обобрать?

Перед исполнителем главной роли Ауримасом Бабкаускасом стояла нелегкая задача — сыграть противоречивый характер человека честного, но не сумевшего соразмерить пользу и вред, приносимые им родной земле. Душевной болью, нравственным страданием платит он за свои заблуждения. И еще острее, явственнее звучит в нем чувство вины, когда видит он, как другие повторяют его ошибки. Смысловым и эмоциональным пиком роли стала сцена, где многое понявший Матвей спорит о будущем Полесья с другом своим и однокашником Павлом Комовым (В. Шелестов), не желающим прислушаться к разумным доводам о выборе места строительства нового водохранилища: как когда-то и сам Ровда, он торопится, хочет побыстрее сделать дело, не очень-то задумываясь о возможных последствиях. И все же в целом ряде эпизодов актеру недостает полутонов, психологического обоснования поступков своего героя. Отдавая предпочтение резкой, рельефной лепке характера, он местами упрощает, огрубляет сложные, неоднозначные переживания Матвея Ровды. В большой мере эти смысловые сбои, непоследовательность характера героя можно отнести и на счет не всегда точной драматургии образа.

Действие картины «Половодье» завершается на исходе шестидесятых годов, но нравственные вопросы, которые встают перед ее героями, во многом обращены в день сегодняшний. Отношение человека к земле, его взрастившей, — эта тема для искусства всегда современна.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.