Профессии “со-чувствия” (Советский экран №9 1978 г.)

Инна ЛЕВШИНА

На улицах нередко стали попадаться плакаты: «Водитель автобуса — интересная профессия» или «Продавец — интересная профессия»… Нервозность объявлений «Срочно требуется машинистка», выставленных в окнах каждого второго учреждения, заменяется вроде бы спокойной информацией о том, как привлекательна та или иная специальность и как будет хорошо, если у молодых людей появится желание посвятить себя именно этим занятиям. Однако не станем верить спокойствию рекламно-информационных стендов. За их повествовательным тоном скрывается большая общественная проблема. Она выходит за пределы разговора об обеспечении рабочими руками того или иного участка хозяйственной жизни.

Чуткость, внимание, терпение сестры милосердия исцеляют...
Чуткость, внимание, терпение сестры милосердия исцеляют…

Конечно, для юношеского представления о своем будущем естественно увлечение такими «романтическими» профессиями, как геолог, космонавт, физик… Конечно, для нашего первого в мире государства рабочих и крестьян всегда были и будут первостепенны профессии производственного и сельскохозяйственного труженика. И к ним, этим корневым для жизни общества специальностям, мы будем постоянно привлекать внимание вступающих в жизнь, на их овладение ориентировать молодежь.

В любом труде нельзя обойтись без любви к своему делу, способности к нему, добросовестности, мастерства. Между тем надо бы сегодня сделать достоянием широкого общественного интереса тот факт, что среди сотен и сотен специальностей есть такие, где главным признаком является душевная отзывчивость, способность к сочувствию.

Сегодня не хватает машинисток и уборщиц, продавцов н санитарок, медсестер и вагоновожатых. Но не стоит сваливать все эти нехватки в одну кучу. Потребность в машинописном труде, к примеру, существует потому, что не изобрели механизм, печатающий с голоса, или еще что-то более фантастичное, освобождающее человека от технического, нетворческого труда.

Подумаем о профессиях, потребность в которых не исчерпывается достижениями НТР. Они связаны с обязательностью живого человеческого общения, непосредственностью душевного контакта. Ведь есть даже такая классификация профессий, объединяемых по типу своих внутренних связей: занятия, в которых человек связан с техникой — «человек – машина», или с природой — «человек – природа», или же с себе подобным, то есть «человек – человек».

Можно оснастить по самым высоким техническим стандартам труд школьного учителя. Пусть он пользуется магнитофоном, лингафоном, телеустановкой, обратной связью с каждым учеником. Но его профессия все равно остается профессией класса «человек — человек».

И если преподаватель не станет для детей человеком, чей духовный мир притягателен и глубок, чьи нравственные принципы вызывают уважение, если он не станет человеком, относящимся к своим питомцам с со-чувствием и со-пониманием, то мы вправе считать его не владеющим своей профессией.

Можно внедрить в торговые предприятия самые остроумные механические приспособления. Но учитель и продавец, как это на первый взгляд ни удивительно, есть занятия однотипные, класса «человек — человек». Готова поспорить с каждым, что в универмаге завтрашнего дня на фоне самой разнообразной машинерии наибольшей ценностью станет продавец. Живой человек — проницательный психолог, тактичный педагог, многотерпеливый и отзывчивый, человек с манерами дипломата и родственной заботливостью о каждом покупателе…

Скажете, журналистские байки? Отнюдь. Чем выше и совершеннее технизация жизни, тем большую ценность представляют собой все способы и формы человеческих контактов. Это одна из закономерностей развития мира профессий в эпоху НТР.

В десятиминутном фильме Ростовской студии кинохроники «Стаж милосердия» (сценарист Яков Айзенберг, режиссер-оператор Юрий Щербаков) мы встречаемся с начинающими медсестрами. Конечно, лечат врачи, лечат медикаменты. Но внимание, забота, бессонное терпение улыбчивой девочки (больные шутят, что в медицинское училище ее приняли за улыбку) тоже целительны. Одна попала сюда случайно (собиралась в институт сельскохозяйственной техники), другую, мечтающую о профессии врача, привела мама, сказала: «Так надо, дочка».

Действительно, так надо. Надо, чтобы молодой человек, думающий о медицине (наиболее человеко-контактной профессии), прошел эту школу со-страдания. То есть вдумайтесь: «совместного страдания» с человеком, на которого направлен твой труд.

Можно «запороть» ценное оборудование, можно ошибиться в расчетах, а можно «просто» не оправдать доверия людей, с которыми ты входишь в предписанное профессией общение. Разумеется, все эти нарушения свидетельствуют о недостаточной профессиональной пригодности, все они безнравственны. Вместе с тем ни один трудовой проступок не измеряется так непосредственно в человеко-душах, как неумение со-чувствовать в профессиональных человеческих контактах.

Строгий и лаконичный фильм ростовских документалистов — одна из первых и удачных работ, заставляющих нас задуматься о судьбе «со-страдательных» профессий. О той непреходящей нравственной ценности, которые они имеют как для людей, в них работающих, так и для нравственного климата общественной жизни в целом. Ведь среди многих и разных занятий этого «человеческого» направления работа сестры милосердия, пожалуй, самая старая, самая традиционно уважаемая в истории русского общества и, увы, дефицитная на сегодняшнем рынке профессий.

Что же делать, когда не хватает сестер, продавцов, санитаров, воспитательниц в детских садах?.. Видимо, среди прочих мер — подумать всем миром о реальной значимости и гуманистической ценности таких специальностей. Именно этим и занялись весьма вовремя ростовские кинопублицисты.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.