Выбор талантов (Советский экран №22 1981 г.)

фильм в моей жизни

Валерий БОРЩЕВ

Случайно это или закономерно, но в последнее время в фильмах все чаще и чаще стал звучать вопрос: «Что есть личность?» Нет, не «как стать личностью» и не об отдельных человеческих качествах предлагается разговор, а именно так: что означает само понятие «личность», каковы ее составные и главные проявления, при каких условиях она утверждается и где границы, за которыми наступает ее разрушение?

В одних фильмах этот вопрос ставится прямо, публицистично, как в ленте «Розыгрыш», в других он возникает из ситуации, при исследовании характеров героев. Так или иначе, самозначность поступка, действия в таких картинах отходит на второй план, а на первый выступает мысль, которая столько лет не дает человеку покоя. И она созвучна настроению зрительного зала, в чем мы легко убедились, встретившись на рижском заводе ВЭФ с интересными и уважаемыми здесь людьми. Очевидно было и другое: зритель примеряет увиденное на экране к себе, и слова «фильм в моей жизни» звучали в разговоре довольно часто.

Встречаются незнакомые люди, и на вопрос «Кто вы?» охотно отвечают: «Инженер», «токарь», «зав. лабораторией», «художник», «врач»… И лишь немногие представятся иначе: «я — мать двоих детей», «любитель музыки», «жена офицера»…

Факт общеизвестный — большинство людей среди множества свойств человеческой натуры профессиональное проявление считают самым главным, своей визитной карточкой. Верно ли это — спор идет давно н отлился в известную формулу: «Жить, чтобы работать, или работать, чтобы жить». Мы не будем спешить со своими оценками, а выслушаем людей, придерживающихся разных точек зрения. Вот один из них.

Анатолий ПЫШКИН, начальник выпускного участка седьмого цеха:

— Мне очень близок тот тип героя, которого критики называют «деловым человеком». Значение фильмов, ему посвященных, вижу не только в том, что они помогают уяснить многие стороны производственных отношений, стиля работы, вникнуть в суть экономических проблем, а в том, что помогают определить свою жизненную программу. Спасибо кинематографу.

Да, я считаю, что надо жить, чтобы работать. И нахожу такой девиз естественным: человек большинство своего времени проводит на работе. Его качества работника — это главные человеческие качества. Не могу принять такого понятия — «хороший человек». Что это такое? Этот «хороший человек» может быть милым, добрым, начитанным, но совершенно необязательным. Дав обещание, не выполнит его в силу рассеянности, неорганизованности, а я между тем планирую свой день, неделю, месяц в соответствии с этим обещанием. У меня уже запущена машина. Хотя бы предупредил заранее, чтобы я ее остановил. Но ведь нет же. С таким человеком я разрываю все личные отношения, поскольку, повторяю, деловые качества отражают суть личности.

Я увлекаюсь литературой по организации управления. Она относится не только к работе — это принципы управления своей жизнью. Даю читать ее друзьям, знакомым, подчиненным. Хочу, чтобы они тоже усвоили эти принципы. Там, в частности, есть прекрасный пример, как подбирали на должность директора филиала завода человека. Было два претендента совершенно равных достоинств. Долго не могли склониться в чью-либо сторону. Спор решила секретарша, которая сказала: «Я не знаю их как специалистов, но мне известно, что один из них спешит после работы, чтобы не пропустить по телевизору важный матч, а другой просит сделать ему кофе, поскольку хочет еще посидеть, подумать над бумагами в пустом кабинете». Понятно, что второй и стал директором.

Когда пошла серия фильмов о «деловых людях», я обрадовался: «Ну, наконец-таки обстановка разряжается. Теперь не будет оправдания бесхозяйственности, халатности, лености, безответственности». Эти ленты играют большую роль в моей жизни. Я вживаюсь в ситуации, которые они предлагают, записываю диалоги, решаю дома, почему герой поступил так или иначе и что бы я сделал на его месте.

Деловитость — это честность, риск, знание, долг. На меня сильное воздействие оказал фильм «Премия». Даже если бы Потапов проиграл, он все равно должен был рисковать. Ну, в крайнем случае ему пришлось бы поменять место работы, однако слово, им сказанное, осталось бы для всех правдой и сделало бы свое дело. Надо идти на риск. И Чешков и Лагутин тоже в этом правы.

Вот говорят, что деловой человек часто доставляет боль другим. Ну что ж, это естественно — такова логика дела. Он должен уживаться со всеми, а не с каждым — это один из принципов, законов управления. Когда я пришел на этот участок, у меня возник конфликт с одним мастером. А надо сказать, он пользовался здесь большим авторитетом и уважением, считался хорошим работником. Но таковым он слыл, пока получал нагрузку вполсилы. А когда я ему ее увеличил, он просто не выполнял в полную меру мои задания. Я ждал целый год, а потом понял: нам надо расстаться. Знаю, что в тот момент немало людей отнеслись к моему решению отрицательно, и мне потребовалось время, чтобы работой доказать свою правоту. Хотя, возможно, и сейчас кто-то осуждает меня за этот поступок. Конечно, это был риск, но необходимый. Мы слишком много занимаемся уговорами, пытаемся воспитывать, а это развращает людей, и в итоге страдает дело.

У меня на столе под стеклом лежит афоризм С. П. Королева: «Кто хочет сделать, тот найдет время, а кто не хочет — найдет повод». Эти слова стали для меня главным принципом в отношениях с людьми. И приятно видеть подтверждение своей правоты в героях фильмов о «деловом человеке».

Не правда ли, суждения Анатолия Пышкина достаточно логичны? Ну, в самом деле, не с юных ля лет мы готовим себя к определенной профессиональной деятельности, упражняя применительно к ней волю, ум, характер, а подчас н всю натуру свою ей подчиняем. А коли так, не справедлива ли та строгость выводов, только что нам представленных, тем более, что это не просто теоретические конструкции, а жизненные правила человека, проверенные на собственном опыте? Однако выслушаем и другое мнение:

Эмилия СИЛИНЯ, комплектовщица, Герой Социалистического Труда:

— Само собой понятно, по отношению к труду мы судим о человеке: трудолюбивый, работящий достоин больше уважения, чем праздный, ленивый. И вообще хорошо работать — обязанность каждого. Тут спора нет. Но вот утверждать, что самое главное проявление личности — профессиональное, я не стала бы. Ну, посудите сами, должны ли и могут ли мои товарищи по конвейеру выражать себя в тех двух-трех операциях, что им определены? Даже если они их будут выполнять очень ловко, быстро, умело. И это относится не только к конвейеру.

Да, мне интересны фильмы о «деловом человеке» и сам этот герой. Но принять его всего не могу. Слишком он сух, душевно ограничен.

Человек проводит на работе почти половину своей жизни. Он ЖИВЕТ здесь, а значит, проявляется не только как исполнитель каких-то профессиональных обязанностей. Он же не машина в конце концов! И все его проявления очень ценны. Вот я смотрю на нашу бригаду и понимаю, как важно, что у нас есть такие интересные люди, как Юзефа Озолиня, Рената Ренцен, которые много знают и умеют, интересно и разносторонне живут, что многие увлекаются музыкой, театром, кино, литературой, прекрасные матери, хорошие хозяйки, настоящие жены. А каковы люди, коллектив составляющие, такова и атмосфера в нем. И уж она самым прямым образом влияет на работу. Вот и посудите сами, что означает понятие «деловые качества».

Очень хорошо, что Леонов в «Премии» сыграл человека, движимого живым чувством, а не просто выразителя определенного стиля работы. И глубоко запомнилась учительница Вера Ивановна в «Чужих письмах», которая в отношениях со своей ученицей выходит за границы профессиональных принципов и поступает просто как живой человек. И именно так она оказывает сильное воздействие на нее.

Так что надо жить в полную меру и работать в полную силу.

Стало быть, далеко не всякая профессия позволяет широко раскрыться личности. Да и есть ли такие профессии? А может, на работе и не должны проявляться многие личностные начала?

Представьте себе, например, ситуацию, когда врач относится к пациентам в соответствии со своими симпатиями и антипатиями. Может, в профессиональной деятельности требуется отчуждение и в ней вовсе не выражается сущность личности. А она является строго определенной, автономной способностью человека, его функцией, и не более? А если так, то не были ли некоторые «производственные фильмы» в плену ложной ориентации?

Почему мы любим смотреть фильмы о детях? Это только ностальгия по ушедшему времени? А может, мы хотим прикоснуться к годам, когда были в чем-то мудрее? Ну, например, как выбирали себе друзей. Это потом нам становилось совершенно ясно, какой человек более ценен, и соответственно подбирали себе компанию. А тогда дружили со сверстниками, которые не блистали талантами в науках и искусствах, не обещали блестящей карьеры, но их честность и преданность, доброта и мужество нам представлялись самым ценным, что есть в мире.

Вернемся в детство. Фильм «Розыгрыш». О картине размышляет

Борис ХАВИН, инженер-технолог:

— Помните сцену, когда происходит разговор о том, кто обладает правом называться личностью. И героиня, душевно тонкая девочка, дает его обоим своим друзьям-соперникам. Один из них — натура артистичная, нервная, музыкально одаренная, но очень честолюбивая, эгоцентричная. Претендуя на роль лидера, он неспособен вести отношения с друзьями. Другой — всеми признанный талант, математик-вундеркинд, настолько ощущает свою избранность, элитарность, видя себя в недалеком будущем большим ученым, что относится с презрением к отцу — простому инженеру, стыдится его. И никак не может понять, почему тот считает свою жизнь удавшейся, довольный лишь тем, что имеет семью, умеет радоваться весне, а в свободное время играет на трубе. Ведь в работе-то он ничего существенного не достиг.

А по-моему, ни тот, ни другой не представляются интересными личностями. Математик же просто неприятен с его душевной атрофией, ранним прагматическим цинизмом. Личность достойная — эта девочка. Хотя никаких талантов, научных и художественных, она не проявляет. Просто читает хорошие книги, много думает, предельно честна, добра, умеет строить отношения с людьми. Все это и составляет главный человеческий талант — «талант души», что, по-моему, самое главное достоинство личности.

Мы много спорили об этом фильме. Он заставил задуматься о том, верно ли мы оцениваем людей, правильные ли цели ставим себе и нашим детям.

Инга ШНУКУТ, инженер-диспетчер:

— А вот другой фильм — «Слово для защиты». Здесь близкая тема. Талантливый, энергичный адвокат Ирина Межникова, встретившись с подзащитной Валентиной Костиной, осознает свое поражение, обнаруживает несостоятельность в любви. Фильм напомнил нам о том, что часто, осваивая профессиональное мастерство, упиваясь успехом на этом поприще, мы не заботимся о культуре чувств, не ведем духовной работы. Затем вдруг к нам приходит внутреннее опустошение, неспособность к глубоким чувствам и отношениям. А тут уж недалека граница, за которой возможно разрушение личности.

Талант профессиональный, художественный, научный и талант души — это параллельные линии, которые не пересекаются?

Что же такое «талант души»? Не дается ли он каждому, как и профессиональные способности? Но почему же к развитию последних мы с детства прилагаем максимум усилий, а о первом вспоминаем гораздо реже? Быть может, потому, что профессиональное умение дает нам положение в обществе и мы делаем выбор главного? Но что есть главное? Блистать в роли адвоката и оказаться бездарной в любви? Быть превосходным стратегом производства и не владеть искусством личных отношений? Почему же деятельность, направленная на внешнее, куда престижнее внутренней, духовной работы? Чем, наконец, объяснить, что при всех симпатиях авторов «Розыгрыша» к своей героине — «совести класса» ее друзья-соперинки, математик-вундеркинд и способный музыкант, получились в фильме более интересными, живыми, а девочка дана лишь как идея? Не потому ли, что их ценности и способ жизни понятнее нам, а вот каким путем достигаются такие духовные высоты, как терпимость, самоограничение, нравственная устойчивость, независимость от внешних обстоятельств, остается за кадром и за границами нашего главного интереса? Так почему же человек, добивающийся перемен в других, более почитаем, чем личность, осуществившая эти перемены в самой себе? И так ли уж безболезненна ориентация на публичность? Кажется, Л. Н. Толстой советовал беречь себя для себя — тогда и людям больше достанется.

При Доме культуры завода ВЭФ есть любительская студия. И очень интересно проследить, как отражаются тенденции большого кинематографа, пропущенные через восприятие зрителей, товарищей по заводу, в лентах кинолюбителей.

Юрис КЛАУБЕРГ, руководитель любительской киностудии ДК-ВЭФ:

— У нас был сделан фильм «Богатство» — о народном умельце, сейчас снимаем ленту об интересной женщине, враче, проработавшей 20 лет в заводской поликлинике. Что характерно для этих работ — максимальное внимание к жизни человека, к его интересам, мыслям, отсутствие надуманной заданности, каким должен предстать герой на экране, в чем надо видеть его достоинства и что ему надлежит говорить. Надо исследовать мир человека так, как мы приступаем к изучению неизвестного, готовые к самым неожиданным открытиям. И тогда мы сможем увидеть удивительные проявления личности. Вот, помня об этих принципах, мы и снимаем фильмы о людях нашего завода.

Так замкнулся крут: экран — зритель — экран.

Разговор о личности современного героя многогранен. Кинематограф еще не раз к нему вернется. Вернемся к нему и мы.

Ждем ваших писем.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.