Дефицит доброты (Советский экран №2 1983 г.)

ЛИЧНЫЕ СЧЕТЫ
«БЕЛАРУСЬФИЛЬМ»

Сценарий Александра Борина
Постановка Александра Карпова
Оператор-постановщик Вячеслав Кубарев
Художник-постановщик Виталий Николаев
Композитор Евгений Глебов

Ю. СКВОРЦОВ

Про таких, как Константин Иванович Попов, герой фильма режиссера А. Карпова «Личные счеты», обычно говорят: «Всем взял человек!» И молод, и красив, и умен. Преподает в вузе, написал диссертацию. Впереди — блистательная карьера ученого, влюбленного в науку, живущего ею.

Попов — из тех, кто всегда и везде жаждет трудных дел. Только лекции читать ему мало. Договорился с заводом «Красный витязь» о том, что кафедра, где Попов работает, создаст для завода проект автоматизации сложных технических процессов. Попов воодушевил студентов, сам трудился вместе с ними от зари до зари и коллег-педагогов заставил. Вот и заработали вскоре в цехах новые автоматы…

В сегодняшней нашей реальности такими, как Константин Попов, любуются — герой жизни. В сегодняшнем нашем искусстве такие образы называют положительными — герой искусства. Вполне естественно желание подражать таким героям — а почему бы, может рассудить иной зритель, и мне, как Попов, не сказать однажды ленивому коллеге прямо в лицо: «Твой кпд, между прочим, равен нулю. Ты паразитируешь…» Или даже всему коллективу, погрязшему в мелких делах, почему бы не «врезать» однажды, как Попов: «От ваших договоров наукой и не пахнет!» Мы ведь частенько не рискуем высказывать правду вслух. А вот Попов рискует и «не стесняется».

Константин Попов (В. Спиридонов)
Константин Попов (В. Спиридонов)

Однако странное дело: авторы фильма не так уж долго любуются своим героем — пока знакомят нас с ним, пока знакомят его с Наташей (Попов такого рода «подарка» достоин: Наташа тоже красива, тоже умна — дивная будет пара). Но в финале картины не гремит веселая, шумная свадьба, не звенят бокалы. Одинокий, печальный, обескураженный стоит Константин Иванович Попов у знаменитого ленинградского моста «с конями»—уже поняв, видимо, что зашел в тупик: и в делах своих научных и в личных счетах.

Что же случилось в его жизни? Где он споткнулся? Ведь ни разу не поступился Попов ни словом, ни делом. Был честен и принципиален, что называется, от начала и до конца.

Авторы фильма — сценарист Александр Борин, режиссер Александр Карпов — и артист Вадим Спиридонов утверждают на первый взгляд парадоксальное: в бедах героя повинна как раз его, Попова, принципиальность и излишняя, может быть, деловитость.

Сейчас, в эпоху НТР, деловой человек нет-нет да и оказывается в ситуации «нравственного парадокса». Кинематограф уже это подметил: был инженер «со стороны» Чешков, был сталевар Лагутин. Вот и еще один герой из той же плеяды — ученый Константин Попов.

Эпоха НТР благоволит рациональным умам и рациональному образу жизни. Никто не вытачивает сегодня гвозди из пудовых стальных болванок. Даже производственные совещания стали короткими и деловыми. «Это ясно — дальше… Подтвердите расчетами… Доложите основные итоги…»

Все это очень хорошо. Однако рациональность ума — прекрасное и нужное современному человеку свойство — породила своего рода опасную болезнь: рационализацию людских отношений, приведение их в полную и прямую зависимость от отношений служебных.

К чести киноискусства надо сказать: оно едва ли не первым забило тревогу, попыталось установить точный диагноз болезни, виды ее проявления. Такую цель поставили перед собой и авторы фильма «Личные счеты». Исподволь подступают они к болевой точке. Пока вроде бы нигде не болит — жизнь не поставила еще Константина Ивановича Попова в сложную ситуацию. А с мелкими неприятностями он легко справляется.

Попов тверд в своих позициях и предельно прямолинеен в своих высказываниях. Вот один из коллег услышал о себе не самое лестное — хорошо еще, что по-латыни: «Ты мне друг, но истина дороже». «Друг» смолчал, проглотил обиду — всё правда, истина-то дороже! Но за обиженного вдруг вступился пожилой профессор: «Это, знаете ли, трагическая формула, Константин Иванович. Говоря ее, надо страдать!»

Вот Попов горячо настаивает на том, чтобы исключили из института двух провинившихся студентов: умный пошел сдавать экзамен за глупого. Оба решились на обман, оба проявили не лучшие качества своего характера. Но кафедра, согласившись с Поповым, что глупого надо изгнать из вуза, почему-то стала горячо заступаться за умного студента. И тот же пожилой профессор Никитский (В. Эренберг) с грустной иронией сказал: «Логика Константина Ивановича столь безукоризненна, что мне становится страшно».

А не придирается ли пожилой и сентиментальный профессор к Попову? Логика не бывает страшной или нестрашной. Она — логика, закон человеческого мышления, его деяний. Добро должно быть с кулаками — это знает теперь даже ребенок.

На экране пока что идет своеобразный диспут «вокруг Попова». И я уверен: часть зрителей в те минуты на стороне Константина Ивановича. Но вот авторы картины ставят своего героя в трудную, нелогичную ситуацию: жизнь ведь не «брезгует» парадоксами. Наташа (Т.Ташкова), любимая Наташа, оказывается дочерью заведующего кафедрой профессора Григорьева (В. Тарасов). Константин Иванович не знал этого, когда знакомился с ней. И теперь это для него удар. Он не может жениться на Наташе, не должен жениться! Почему? Да потому, что он человек принципов, а работать под началом тестя и рядом с женой — это в принципе безнравственно!

Константин Иванович не вызывает на свидание Наташу, чтобы где-нибудь в укромном уголке, без чужих глаз, объяснить любимой причины своего «вынужденного решения». Зачем лишние эмоции? Рационально не травить душу ей и себе. И Попов объявляет свой приговор Наташе… по телефону.

На очереди еще один парадокс судьбы: профессор Григорьев, оказывается, давний научный антагонист директора того ленинградского института, где Попов должен защищать диссертацию. Значит, эту диссертацию Попову — по логике вещей — должны «зарубить». И Константин Иванович мчится в Ленинград — отменять защиту.

Пожалуй, только здесь жизненные принципы нашего героя рассыпаются в прах, словно построены были не на железной логике, а на мягком речном песке. Два непримиримых «врага» — профессор Григорьев и директор ленинградского института — оба начинают уговаривать Попова не отменять защиту. Диссертация, по общему мнению, блистательная, он достоин стать кандидатом наук.

Эта ситуация — выше понимания, вне «железной логики» Константина Ивановича. «Враги» оставили свое принципиальное научное соперничество во имя судьбы молодого ученого. Профессор Григорьев, отец брошенной Наташи, не только не мстит обидчику дочери, а напротив — желает ему добра. Выходит, эти люди живут по каким-то неведомым Попову нравственным принципам, вопреки «оптимальным вариантам»? Выходит, прав один умный человек, сказавший, что он, Попов, — это машина, запрограммированная на чистую совесть? И со студентами, получается, он был жесток. И с Наташей… «Добро должно быть с кулаками». Попов верил этому завету, считал его незыблемым. А получилось?..

Есть о чем подумать Константину на знаменитом ленинградском мосту. Есть о чем подумать и нам, зрителям. Например, о том что дефицит доброты, который мы порой ощущаем, возникает, вероятно, как раз от тех кулаков, которыми рационалисты порой пытаются защитить искомое добро.

Добро должно быть прежде всего добрым. А кулаки — в порядке исключения.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.