Другом быть обязан (Советский экран №22 1981 г.)

НЕЗВАНЫЙ ДРУГ

«МОСФИЛЬМ»

Сценарий Дмитрия Василиу, Леонида Марягина
Постановка Леонида Марягина
Главный оператор Юрий Авдеев
Художник-постановщик Феликс Ясюкевич
Композитор Ян Френкель

Феликс АНДРЕЕВ

Образный строй этой ленты, задушевная, лиричная музыка Яна Френкеля поначалу настраивают зрителя на то, что фильм будет сугубо камерным. Может показаться, что избранная стилистика словно вступает в некое противоречие с сюжетом, напряженным действием, в котором раскрываются непростые взаимоотношения главных действующих лиц. Однако потом сознаешь, что подобное «противоречие» специально задано точной драматургией и режиссурой картины, поставленной Л. Марягиным по сценарию, написанному им совместно с Д. Василиу. Избранное творческое решение помогает создателям «Незваного друга» рельефнее выявить свои симпатии и антипатии, интересно выстроить повествование.

Нравственный конфликт, ставший основой сюжета, диктуется не только и не столько разным подходом Алексея Грекова (О. Табаков) и его старого друга Виктора Свиридова (О. Даль) к разрешению важнейшей научной проблемы, сколько различием взглядов этих людей на свою жизнь в науке, на окружающих.

Свиридов (О. Даль), Греков (О. Табаков)
Свиридов (О. Даль), Греков (О. Табаков)

Несколько лет назад Свиридов, осуждаемый многими и в том числе Грековым, покинул научное учреждение, в котором трудился на протяжении ряда лет. Он отказался пойти на компромисс со своей совестью, не захотел пойти на поводу у человека бездарного, нечистоплотного, но обладавшего немалым влиянием. Но вот дутую величину постиг закономерный крах. Свиридов возвращается из другого города в стены своего научно-исследовательского института. Со смешанными чувствами встречает «незваного друга» Алексей
Степанович Греков. Он по-прежнему привязан к старому товарищу. Греков отдает должное его стойкости, таланту, нравственной чистоте. Но его раздражает постоянно сопутствующая Свиридову атмосфера беспокойства и тревоги. Можно добиться всего, но иными, более спокойными средствами, нежели открытый конфликт, шумная дискуссия с привкусом скандала, к чему, по мнению Грекова, тяготеет Свиридов. Однако в общении незаметно для каждого меняются и тот и другой.

Коротки диалоги Грекова и Бодрова в картине Но как отточенна и убийственно метка предельно лаконичная характеристика Грековым этого псевдоученого, готового, по словам Алексея Степановича, методично и деловито сжевать и «усвоить» вот так же, как котлетку в ведомственной столовой, чужую научную идею, а заодно и автора новых теоретических и практических выкладок. В мгновения экранного времени ясно прочитывается сложнейшая гамма их взаимоотношений: из нескольких едва уловимых жестов, взглядов, улыбок Грекова, чересчур уж деревянно настороженного выражения, возникающего на лице Бодрова (прекрасно сыгранного В. Ларионовым), когда впервые замечает он Алексея Степановича вместе со Свиридовым, но делает вид, что не видит их, мы понимаем — между Грековым и Бодровым существует некий вооруженный нейтралитет. Каждый из противников отдает должное друг другу. Пустоцвет и интриган Бодров понимает, что Греков талантлив. Алексей Степанович не позволит ему так заздорово живешь «сжевать» Свиридова. Однако Бодров — научный руководитель жены Грекова. От него зависит, защитит ли она в ближайшее время свою диссертацию или нет. На этот могучий «рычаг» возлагает Бодров главные свои надежды. Спешно и умело создавая ситуацию, когда Грекову придется сделать выбор, он затем терпеливо выжидает «грехопадения» Алексея Степановича.

Ожидания Бодрова оправданны, к этому подводит нас рисунок образа, предлагаемый Табаковым в первой части фильма. К своим сорока его герой усвоил многие житейские «премудрости». Он склонен к компромиссу, его не на шутку раздражает угловатое и недипломатичное, как ему представляется, стремление к правдоискательству, свойственное Свиридову. Лишь потом он убеждается в том, что «дипломатический такт», примиренчество, а в конечном итоге беспринципность — великолепная питательная среда для всякого рода бодровых. В ней они набираются сил, для того чтобы ударить по тем, кто брезгливо пытался их не замечать, полагая бодровых не опасными для общества.

Разувериться в этом Грекову помогает поведение и жизненная позиция Свиридова. Своей «негибкостью» он возвращает товарища к годам молодости, вселяет в него желание борьбы со злом, несправедливостью, карьеризмом, вселяет в него уверенность в победе. Прочь уходят скепсис, равнодушие, окрашенные легким оттенком эдакого ироничного цинизма. Мы видим перед собой совсем иного Грекова Прямого, мужественного и сильного. Грекова-борца.

И тут нельзя не сказать о великолепном актерском дуэте, сложившемся в фильме «Незваный друг», — Олег Табаков и Олег Даль, сыгравший в этой картине, увы последнюю свою роль.

Примечательной особенностью фильма стало именно гармоничное взаимодействие в нем двух главных героев. Даже когда одного из них нет в кадре, мы постоянно ловим себя на мысли что меряем поступки Грекова отношением к ним Свиридова, и наоборот. Разумеется, подобный «тандем» был заложен в драматургии ленты. Но воплотить его в живую ткань кинопроизведения позволили высокое мастерство, уважительное и бережное отношение партнеров друг к другу, человечность, помноженная на профессионализм.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.