Два разных мира (Советский экран №16 1982 г.)

ТАКАЯ ПОЗДНЯЯ, ТАКАЯ ТЕПЛАЯ ОСЕНЬ
КИНОСТУДИЯ ИМЕНИ АЛЕКСАНДРА ДОВЖЕНКО

Авторы сценария Виталий Коротич, Иван Миколайчук
Постановка Ивана Миколайчука
Оператор-постановщик Юрий Гармаш

Оксана КУРГАН

— Добрый день или вечер родные мои! Если вы живы, то кланяюсь вам до порога. Это я, Петро Кривчук из Ванкувера. Мне уже семьдесят и еще пять лет, но не знаю, доберусь ли я домой… Домой… Если вы живы… — Голос старика прерывается, его душат слезы. А вокруг магнитофона чинно сидят другие празднично принаряженные пожилые люди, слушают послание «Петра Кривчука из Ванкувера», и в глазах их та же боль, та же тоска. Они, члены «буковинской ассоциации в Канаде», собрались здесь чтобы, отправить свои «говорящие» письма на родину, на далекую Украину, куда едет туристом такой же, как они эмигрант— Майкл Руснак.

Когда-то приехали они сюда, за моря-океаны, в надежде найти земной рай, пристроились кто как, вырастили детей, а тоска по родине, где остались корни, где остались родные люди и родные могилы, все саднит сердце. А может, еще больше ранит душу то, что внуки и правнуки их лишь по рассказам да песням знают отчий край, все реже думают о нем, все глуше ощущают к нему свою причастность. И имена у них иностранные, а обычаи, столь бережно хранимые стариками, для них теряют свой первоначальный смысл, становятся лишь игрой.

Орися (Г. Щебивовк) и Михайло Руснак (П. Михневич)
Орися (Г. Щебивовк) и Михайло Руснак (П. Михневич)

Фильм «Такая поздняя, такая теплая осень», созданный на Киевской киностудии имени А. П. Довженко режиссером И. Миколайчуком (сценарий В. Коротича и И. Миколайчука), коснулся серьезной темы: человек и отчая земля, родина, всегда живущая в сердце. Фильм не открывает перед нами подробно историю жизни главного героя — украинского крестьянина Михаила Руснака. В первых кадрах мы расстаемся с ним, нищим, измученным нуждой и непосильным трудом батраком, решившимся в поисках лучшей доли покинуть Буковину, стонавшую в те годы под ярмом боярской Румынии. Расстаемся, чтобы через десятилетия встретиться с пожилым канадским фермером Майклом. Ответом на вопрос, как прожил он эти годы, стало его признание: «Чужие мы были на чужой земле. Как черные-черные волы работали на чужих фермах». А когда удалось скопить немного денег, завел свое хозяйство, отдал в колледж внучку Орисю. Одним словом, «выбился в люди», стал, как мечталось, «паном».

Только память о молодости, о раздольных лугах и цветущих садах Украины, о покинутой когда-то отчей хатенке все чаще стучится в сердце. И живет в душе страх, что не суждено ему, Майклу Руснаку, увидеть хоть раз еще все это: врачи предрекли, что скоро он совсем ослепнет. Нет пока лекарств от его болезни, вызванной порывом ветра с американского полигона, где испытывают «всякую пакость». Вот и собрался старик с внучкой в нелегкое путешествие, на последнее свидание с родиной.

О нескольких днях, что провели старый фермер и его внучка Орися на земле отцов и дедов своих, в одном из современных сел советской Буковины и рассказывает эта картина.

Авторы фильма нашли удачный сюжетный ход для того, чтобы зримо, ярко показать те удивительные перемены, которые произошли в жизни западноукраинского крестьянства за годы Советской власти. Но не только внешние приметы нового интересуют их. Вглядываясь в нарядные хаты, так непохожие на убогие землянки, где ютились когда-то Михайло и его односельчане, в быт счастливых, увлеченных созидательным трудом наших современников, они прежде всего ищут и находят психологические, нравственные преобразования, происшедшие в сознании людей.

Но как трудно понять канадской девушке Орисе (Г. Щебивовк), неглупой и образованной, многое из того, что довелось ей увидеть. Как мало знает она, воспитанная вроде бы в украинских традициях, об этой огромной стране, об этих людях. Тетка ее Соломия (Н Доценко), старая крестьянка, награждена орденом за свой труд, Во вдовьей хате ее — полный достаток, она окружена почетом и уважением односельчан. Сын «блаженного» нищего Мелетия, когда-то провожавшего ее деда в дальние края, стал ученым врачом. А вопрос Ориси, «белой или цветной» считается молодая узбечка Изигюль, на которой женился один из ее двоюродных братьев и вовсе кажется ее родне непонятным. Да кто ее знает — отвечает тетка Соломия, — теперь у девчат цвет меняется, как погода в марте… Красятся…

Увиденная будто со стороны, чужими глазами, наша повседневная жизнь вдруг обретает новое наполнение, новые масштабы. Обыденное, привычное для нас кажется человеку, выросшему в другом капиталистическом мире, чем-то нереальным невозможным. Тем трагичнее мироощущение Майкла Руснака, потерявшего зрение в минуты первого свидания с сестрой Соломией, но прозревшего душой в дни встречи с утраченной родиной. На коленях просит он прощения у родной земли, покинутой им. Здесь, только здесь, он чувствует себя дома, но изменить, исправить давнюю ошибку уже невозможно. И ощутив пьянящий запах цветущих деревьев — такая теплая, такая щедрая осень стояла на Буковине в те дни, — он, словно подводя итог прожитому, говорит с отчаянием: «Это пустоцвет. Он не дает плода. Он, как моя жизнь».

Жизнь, прожитая впустую. Жизнь добровольного изгнанника, осознавшего всю цену потери — это страшно. Актер П. Михневич сумел передать всю гамму чувств своего героя, скупо, исподволь открывая тайники изболевшейся души, робкую надежду на то, что пусть хоть не он, так любимая внучка обретет утраченное им. И становится жаль что, другие линии сюжета порой оттесняют с первого плана этого человека, несущего в себе, в своей судьбе важную, главную мысль фильма.

Большое место (возможно даже, неоправданно большое) занимает в структуре фильма лирическая линия — история любви Ориси и «странного хлопца» Григора (И. Миколайчук). Видный, сильный, работящий («На всех новостройках страны побывал», — говорят о Григоре односельчане), парень этот удивляет земляков тем, что все не подберет себе невесты. Его любовь к Орисе — с первого взгляда, как удар, как рок. И ее, видно по всему, влечет к этому необычному человеку, прячущему за шуткой, бравадой тоску по настоящему чувству. Но как много всего их разделяет! Не случайно девушка, безнадежно влюбленная в Григора, говорит Орисе жестокие, но честные слова:

— Ты думаешь что походишь по этой земле, наберешь ее в узелок, нацедишь в бутылочку воды из Черемоша и поймешь?.. Здесь можно иметь все или ничего. Всю землю, всю воду, всю душу!

В этих словах заложена концепция фильма, который в целом виделся авторам как рассказ о несостоявшейся для Майкла Руснака и Ориси родине, несостоявшемся счастье, о несостоявшейся любви. О том, что ни за какие деньги нельзя купить то, что нужно оплатить целой жизнью — ее болями, радостями, потерями, похоронками, приходившими в эти хаты, трудом до седьмого пота, когда поднимали после войны порушенное врагом хозяйство, строили этот прекрасный сегодняшний мир. Но развитием лирической линии, финалом ее лишь чуть-чуть изменили авторы картины драматургию — дали надежду на «хэппи энд», — и драма идей свелась во многом к чему-то вроде очевидной мелодрамы.

Фильм «Такая поздняя, такая теплая осень» интересен своим пластическим решением, общей красочностью, песенностью своей. В нем воссоздан образ прекрасной и щедрой украинской земли, увиденной и показанной влюбленными в нее людьми. Пастельная определенность пейзажей, живописность явленного на экране крестьянского быта, красочная щедрость традиционных национальных обрядов и праздников, очарование народных песен, пронизывающих чуть ли не каждую сцену, — все эти компоненты рассказывают о героях картины не меньше, чем произносимые ими слова. И еще острее ощущаются горечь потери, живущая в сердце Михайлы Руснака, радость и гордость его земляков, советских людей, сумевших сберечь и сделать еще прекрасней этот чарующий и добрый мир.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.