Еще о Тутти и Суок (Советский экран №22 1981 г.)

РАЗЛУЧЕННЫЕ

«СОЮЗМУЛЬТФИЛЬМ»

По мотивам повести Ю. Олеши «Три толстяка»
Автор сценария и режиссер И. Серебряков
Художник-постановщик А. Спешнева
Художник И. Доброницкая
Композитор Г. Гладков
Песни на стихи Д. Самойлова

А. ПРОХОРОВ

… Гулкое и размеренное движение закованного в латы гонца по сумрачным дворцовым галереям, затем его бешеная скачка в поисках ребенка, осужденного стать наследником, разлучение мальчика с сестрой, по образу и подобию которой мастерят куклу… Историю наследника Тутти и его сестры Суок легко сыграть детям и кукле — но сыграть ее целиком «в куклах»? А именно так в кукольном фильме «Разлученные» воплощена режиссером Н. Серебряковым известная повесть Ю. Олеши «Три толстяка».

Мир трех толстяков — это огромные мрачные покои дворца и его забранные решетками переходы, это фантастические игрушки-автоматы, бесовские в своих повадках, это немигающий глаз неведомого надзирателя, царящий днем и ночью в смотровом окошке двери, это, наконец, сами три толстяка, представленные нам нерасчлененным туловищем с тремя головами. Мир Суок и Тибула — мир света и смеха, свободы и творчества, мир, где «над нами арки радуг». Художник-постановщик А. Спешнева сталкивает нежновосковые, будто светящиеся изнутри лица людей и железные маски стражей, тряпичные муляжи придворных. Высокий профессионализм съемочной группы обеспечивает и точеную изысканность фигурок акробатов, и художественно убедительную фактуру драпировок и предметов, и почти неуловимую очеловеченность пластики наследника рядом с куклой, и показ едва ли не массовых батальных сцен (зрелище в кукольных фильмах довольно-таки редкое). Филигранно почти все, иногда даже чересчур филигранно!

Кадр из фильма «Разлученные»
Кадр из фильма «Разлученные»

Примечательно, что здесь нет ни прямого рассказчика, ни голосов персонажей. По ступеням трона катится свернутый бумажной трубкой указ — и вот уже скачет гонец на поиски наследника, катится второй указ — и увозят чинить сломанную куклу, слетает третий — и сам же расстилается ковровой дорожкой, на которой установлена плаха, ожидающая Суок. Роль рассказчика взяли на себя то и дело возникающие песни-зонги, построенные как повтор нескольких ключевых фраз, необходимых для понимания происходящего.

Необычайно подвижна в этом фильме камера (операторы А. Виханский, С. Хлебников, В. Венедиктов). Она и парит над темным пространством дворца, и выхватывает из мрака поставленные одна за другой решетки, преграждающие путь к заточенному Просперо, и следует за стремительным гонцом.

Однако не все в фильме сделано ровно. Изобретательная точность метафор (например, огромное ухо, вырастающее на стене дворцового коридора, зловещая старуха, неожиданно ныряющая в него) — и достаточно тривиально решенный «голубой мир солнечных клоунов». (Почему изобразительно впечатляющему злу должно противостоять такое банальное — вплоть до розочек! — облачение добра?) Точность в прорисовке постепенно открывающихся глаз усыпленного зельем наследника (да, да, заставить куклу открыть глаза по-человечески — для этого нужно умение!), и грубоватая, невесть откуда взявшаяся «птичка», на которой Тутти и Суок отбывают в Страну Счастья. Еще один контраст. Зрительный ряд фильма оказался качественно иным, нежели чуждая ему музыка Г. Гладкова. И она и голос М. Боярского как бы привнесены из другого фильма.

Кроме того, от начальных кадров, прозвучавших в полную силу образного решения, картина идет ко все более привычному, а значит, и затухающему звучанию тех же изобразительных регистров, к финалу, выполненному словно на усталом выдохе.

Мы потому столь придирчивы, что «Разлученные» — одна из приметных новых работ «Союзмультфильма». А с талантливого произведения и спрос особый.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.