В этом что-то есть… (Советский экран №1 1980 г.)

Януш ОСЕНКА

Юмористический рассказ

Вырвался я как-то в город посмотреть новый фильм. Занятый по горло работой на полях, я долго ждал этого случая. Можете представить себе мою радость, когда я наконец оказался в кинозале!

Картина превзошла мои ожидания во всех отношениях. Сначала на экране решительно ничего не происходило. Потом, правда, началось какое-то действие, но сразу с середины. События развивались неторопливо, атмосфера идиллическая, только вот беда — главный герой был почему-то раздражен. Говорил возбужденно, кричал, руками размахивал, а когда его спросили, в чем дело, — ничего не ответил. Потом показали кусочек из начала ленты, а вслед за тем часть финала. И тогда выяснилось, что главным героем является не тот первый, а совсем другой — может быть, потому он так и нервничал. Затем оба героя, уставившись друг на друга, смотрели не мигая глаза в глаза так долго, что мне пришлось придерживать руками веки, дабы не уснуть. Наконец, показали финал, а после пошли ретроспективные сцены. Герой упорно молчал, прохаживался, думал, но ничего, видимо, не придумав, куда-то исчез. Другие персонажи тоже куда-то уходили и больше оттуда не возвращались. Скажу честно, я не был уверен, что понимаю содержание картины, но когда в конце концов на экране вновь появилось начало сюжета и что-то вдруг забрезжило, сеанс кончился. Несколько мгновений я сидел в кресле, чего-то еще ожидая, но напрасно, меня попросили очистить помещение для зрителей следующего сеанса.

Наверное, я так и ушел бы с неверным представлением о фильме, если бы не услышал случайный разговор у выхода:

— Что ни говори, есть в нем что-то от первооткрывателя, — сказал один. — Настоящие творческие поиски.

— Да, необыкновенно интересные поиски, — подтвердил второй.

— Совершенно новая школа. Перелом в искусстве, — восхищался третий.

Вот тут-то я и призадумался всерьез.

Вернувшись домой, я решил: хватит мне ходить в примитивных крестьянах, стану-ка я крестьянином ищущим, творческим.

Сказано — сделано. Смешал я семена пшеницы, гречихи, моркови, хмеля, табака, чечевицы, запряг лошадей и поехал сеять. Когда семена дали всходы, я высадил посередине поля несколько рядов азалий, фруктовые деревья закопал кроной в землю, корнями вверх. Тут и там вкопал подсолнухи, скрещенные с розой, для лопуха построил теплицу, а хрен посадил на горке, среди камней — чтобы сам терся о камни. Когда пришло время уборки урожая, я скосил помидоры, капусту и огурцы, вытряс зерна из колосьев пшеницы, а подсолнухи обмолотил. —Жители деревни, собрались толпой, и долго не могли прийти в себя от изумления.

— Есть в этом, — наконец сказал один, — что-то новаторское.

— Очень интересные поиски, — добавил другой.

— Видать, новая школа! Перелом в сельском хозяйстве!— подхватил третий.

Сердце мое чуть из груди не выпрыгнуло от радости. Наконец-то и я выбился в знаменитости, сделал что-то оригинальное.

Правда, какой-то мрачный тип, стоящий в сторонке, пробормотал: «Хлеба тут не жди». Но оказалось, это какой-то приезжий из города затесался.

Перевод с польского

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.