Выстрел в спину (Советский экран №1 1980 г.)

съемки закончены

М. КРОНГАУЗ

Хлопает входная дверь. Зажигается лампа, освещая прихожую, просторную комнату старого московского дома. По-хозяйски неторопливо входит широкоплечий человек. Бросает на диван картонную папку, включает транзистор, улыбается, стаскивает пиджак…

За стеклянной дверью прихожей мелькает быстрая тень. Раздается выстрел. Из красного пятна на черном фоне экрана прорисовываются крупные буквы: «Выстрел в спину».

— Нет, не так! Не то! — звучит в полутемном зале голос режиссера. — Шрифт должен быть рваный, резкий, тревожный!..

На экране одного из просмотровых залов киностудии «Мосфильм» — пока еще предварительно смонтированный вариант новой работы режиссера-постановщика Владимира Чеботарева, детективной ленты «Выстрел в спину». Идет монтажный период, когда эпизоды выстраиваются согласно логике сюжета, отсеивается второстепенное, фильм обретает ритм…

— То, что вы сейчас видели.— говорит режиссер, — кадры пролога и одновременно сюжетная завязка. Ведь детектив всегда начинается с тайны, а наша картина создавалась по четким правилам этого жанра, который, мне кажется, дает неограниченные возможности для глубокого изучения человеческой личности, показа как бы «особого среза» реальной, будничной жизни.

Поясню свою мысль. В начале детективного сюжета мы, как правило, имеем выходящий за рамки обычного факт, который требует разгадки. Под углом случившегося по-иному воспринимаются показавшиеся в обычной ситуации незначительными или просто даже незамеченными события, слова, детали, поступки. Действие происходит в чрезвычайных обстоятельствах, и это заставляет героев проявлять неожиданные, до поры до времени скрытые стороны характеров.

… Убит Павел Ветров, талантливый писатель, честный, бескомпромиссный и добрый человек Что послужило мотивом преступления? Деньги? В этот день со счета в сберкассе Ветров снял шесть тысяч. Зависть? Не все ладилось в творческом плане у друга юности Ветрова, художника-дизайнера Евгения Шутина… Многое предстоит здесь выяснить работникам Московского уголовного розыска и, в частности, ведущему дело молодому следователю Николаю Гурову.

— Гуров и есть, пожалуй, главный герой нашего фильма — рассказывает Чеботарев. — И от него во многом зависит в фильме атмосфера реальности, достоверности, которую нам бы хотелось создать. Он пришел в уголовный розыск с университетской скамьи, серьезно подготовленным теоретически, умный аналитик, умеющий принимать быстрые и точные решения. Это не значит, что герой наш лучше своих коллег. Просто он такой. Актеру Льву Прыгунову, мне кажется, удалось выявить эти черты своего современника, сотрудника милиции.

Тщательно мы искали и других участников актерского ансамбля. Точно вписался на мой взгляд в жестко очерченные контуры образа Ветрова актер И. Охлупин. Непростым и по-своему обаятельным Шутиным стал М. Волков. Подкупает душевной открытостью А. Збруев — Перов… В фильме также участвуют В. Самойлов, Л. Удовиченко, Н. Пшенная, Л. Полищук и другие известные актеры…

Съемки проходили в Москве на Малой Бронной улице, на Котельнической набережной, у зоопарка, на Петровке, и еще почти по двум десяткам столичных адресов путешествовала камера оператора Ю. Гантмана. Но основная часть работы шла в кабинетах Московского уголовного розыска, где в проведении «следствия» актерам помогали опытные специалисты.

— Наши герои, окружающая их обстановка, детали интерьера, костюмы должны были быть предельно точны. Добиться этого нам, несомненно, помогли наши консультанты — генерал-майор Д. Афанасьев и подполковник В. Тихоненко. Кроме того, некоторая гарантия безошибочности была заложена уже в первооснове — литературном сценарии Николая Леонова (с его повестью, создававшейся одновременно со сценарием фильма, уже смогли познакомиться читатели журнала «Юность»). Автор сам долгое время работал в МУРе и знаком с криминалистикой не по детективным романам, а профессионально. Сложная роль была у оставшихся для зрителей за кадром опытных каскадеров во главе с А. Микулиным. Им пришлось участвовать в съемках эпизода автомобильного покушения на Гурова, выскакивать на полной скорости из машины, падать с ней в реку. Да, и такое случается в будничной работе советской милиции.

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.