Жду большую современную роль… (Советский экран №9 1978 г.)

Мы перепечатываем интервью корреспондента журнала «Фильмови новини» Лиляны Стоевой, взятое у известной болгарской киноактрисы Эмилии Радевой.

Как случалось, что любовь к актерской профессии одержала верх? Ведь если мне не изменяет память, на страницах газеты «Народная культура» вы писали, что в детские годы мечтали не только о театре, но и о медицине и о живописи.

— В детстве я жила в Радомире — маленьком городке, где не было театра. Но был кинотеатр, и я регулярно в него ходила. Глядела одни и те же фильмы по нескольку раз, делала альбомы с фотографиями артистов, старательно записывала названия картин и имена главных исполнителей. Очень любила фотографироваться. В городском ателье «Даддер» снимались в различных костюмах — мужских, женских. Первая моя встреча со сценой состоялась в самодеятельной постановке «Женитьбы» Гоголя. От тех первых контактов с искусством осталось праздничное настроение и волнующее ощущение. Мечтала, что когда-нибудь я буду такой, как люди, выступающие на сцене и на экране. Мысленно даже видела себя на их месте. Это влечение оказалось очень сильным, и я подала документы в театральное училище. К экзаменам готовилась под руководством Н. О. Массалитинова; знакомство с этим большим актером и режиссером еще больше разожгло мое желание стать актрисой. Явилась на экзамены и успешно сдала их.

— Когда вы поступали в институт, то мечтала стать киноартисткой или же видели свое будущее на театральных подмостках?

— Вначале мои желания были связаны лишь с овладением азбукой выбранной профессии — техникой речи, пластикой… Кино или театр казались мне тогда далекими и непостижимыми. И все же случилось так, что я снялась в фильме «Песнь о человеке», «Пункт первый» и «Ребро Адамово» прежде, чем стала профессиональной актрисой.

— Какие роли хотелось вам играть в те, первые годы?

— Близкие мне по характеру, по возрасту. Не каждая предложенная роль меня удовлетворяла, и я часто отказывалась сниматься. Бывало и наоборот: роль мне подходит, играть хочется, пробы удачны, а режиссер и сценарист под благовидным предлогом мне отказывали. Всегда казалось, что именно эта роль была бы самой лучшей.

— Не слишком ли рано вы согласились играть «возрастные» женские роли и не боялись ли повториться в похожих образах?

— Вы правы, я слишком рано перешла к ролям немолодых женщин, но когда тебе не предлагают ничего подходящего по возрасту и когда имеется возможность сыграть пусть пожилую женщину, но из классического репертуара — очень интересный и драматичный характер, — стоит экспериментировать. Что касается повторения, то я никогда этого не боялась. Если человек повторяет себя убедительно, искренне, артистично, это может стать новым качеством, а не недостатком. Мне кажется, что я всегда старалась открыть в двух сходных образах ту характерность во внешнем облике и психологии, какая отличает их один от другого.

— Какие из кнноперевоплощений последнего времени вы сами оцениваете как самые удачные и почему?

— Вопрос скорее относится к кинокритикам. Мне было бы интересно знать их мнение, хотя они и не могут быть абсолютно объективны, поскольку это вопрос предпочтения, вкуса и так далее. И тем не менее Асенка из «Воспоминаний о двойняшке» получилась как будто более сильным образом, философски более сложным. А Жела из «Матриархата» дала мне возможность пунктирно показать на экране мои другие внешние и внутренние профессиональные качества, которые могут стать основой для создания новых персонажей, интересных не только для меня самой, но и для зрителей.

— Во время съемок интересуетесь ли вы, какой снимается план — общий, средний или крупный, и имеет ли это для вас какое-либо значение?

— Да, интересуюсь, потому что вся моя психотехника бессознательна и иногда я ее специально приспосабливаю к общему, к среднему или крупному плану. В общем плане можешь себе позволить свободное, резкое физическое движение, в среднем движения становятся ограниченными, а в крупном — сведены до минимума, что заставляет рассчитывать в основном на усиление «внутреннего движения».

— Работа в кино помогает вам чем-то в театральной практике?

— Считаю, что помогает. Быстрее ориентируюсь в роли, в сценическом пространстве, во времени действия. Могу репетировать сцены пьесы в непоследовательном порядке. Легче сосредоточиваюсь, на репетиции и в спектакле работаю без напряжения.

— Какие новые предложения в кино и телевидении вы имеете?

— Только что завершились съемки фильма «Талисман». Играю эпизодическую роль матери. Вероятно, скоро начнется работа над телевизионным фильмом, но пока это только проект.
— Начиная с 1969 года вы играете роли женщин-крестьянок. Не кажется ля вам, однако, что если режиссеры будут и дальше использовать вас в этом амплуа, вы начнете вращаться как бы в замкнутом круге? Вспоминается ваше блестящее исполнение роли инженера Луневой в пьесе Асенова «Золотое покрытие». Думается, вы можете с успехом создать подобный образ и в кино — умной, сильной женщины, с чувством юмора. Снова — болгарский характер, но на сей раз в городском варианте. Ждете ли вы такую роль?

— Очень своевременный вопрос! Не только ко мне, но и к режиссерам, которые не хотят видеть меня в другом амплуа. Как я уже говорила, это остается моим самым большим творческим желанием — создать образ современной женщины. Для этого, мне кажется, я имею как житейский, так и профессиональный опыт. Жду большую современную роль…

Перевод с болгарского Геннадия Фролова

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.