Игорь Костолевский (Советский экран №22 1981 г.)

— Где вам больше нравится работать: в кино или театре? (В. Снежко, Ворошиловградская обл.)

— Мне нравится работать там, где интересно. У театра и кино разная технология, но важно, чтобы и тут и там торжествовало творчество.

Я благодарен Московскому академическому театру имени Вл. Маяковского, в котором работаю под руководством А. Гончарова, что на сегодняшний день там мне в большей степени удается реализовать свое стремление к актерскому перевоплощению. Жду того же от кинематографа. Что касается самого вопроса о предпочтительности кино или театра, то он мне напоминает известный спор про зебру: что это, черное животное с белыми полосами или белое животное с черными. Для актера ответствен каждый выход к зрителям — будь то сцена театра или кинематографический экран.

Игорь Костолевский
Фото Н. Владимирова

— Как вы относитесь к популярности? (А. Кириллова, Московская обл.)

— Популярность тесно связана с успехом, а я не знаю актера, который бы не стремился к успеху. Это было бы противоестественно. Но, к сожалению, чувство первого успеха довольно быстро пропитывается повседневностью, начинает обрастать привычками. И обретения здесь соседствуют с утратами. Скажем, после удачи в фильме «Звезда пленительного счастья» последовали роли, возникшие по инерции. Я не называю эти работы, хотя несу полную ответственность за их просчеты.

Быть хорошим актером куда сложнее, чем слыть им. Иногда всплеск популярности обнаруживается после роли, которую считаешь ошибочной или неудачной. Тогда чувствуешь себя в положении незабвенного Ивана Александровича Хлестакова, которого все считают генерал-губернатором, а не мелкой канцелярской крысой, каковой он является на самом деле. Популярность токсична. Она обладает коварной способностью превращаться в самоцель, и нет ничего более жалкого, чем актер, стремящийся к популярности любой ценой.

Пользуясь вниманием и симпатией зрителей, важно помнить, что их доверие и терпение не беспредельны.

В противном случае наступает момент, когда внезапно обнаруживается спад популярности, ибо она не обеспечена актерскими работами, и тогда может наступить пожизненное недоумение: мол, как же это так? Все было так хорошо…

— Над чем вы сейчас работаете? (С. Евтушенко, Кривой Рог)

— Снимаюсь в двух картинах. В совместной советско-венгерской лирической комедии «Отпуск за свой счет», которую ставит на «Мосфильме» по заказу Центрального телевидения режиссер В. Титов, я играю современного молодого ученого. О второй своей работе хотелось бы сказать особо.

Когда-то мне казалось, что разнообразные умные роли придут сами собой. Еще чуть-чуть, и случится это прекрасное «вдруг», внезапно вынырнет из-за поворота, и тогда…

Теперь я точно знаю, что все это неправда. Ничего не произойдет, если ты сам себя к этому не подведешь, если не сумеешь в какой-то момент стать по ту сторону восторга от самого себя, остановиться и осмотреться. В последнее время я стал замечать, что меня все чаще и чаще используют как актера внешних данных. Но мне уже 32 года, и это не может не вызывать беспокойства. Значит, надо что-то менять. И вот подвернулся случай попробовать себя в новом качестве, попытаться уйти от привычного. В фильме «Ошибка Тони Вендиса», который снимает на киностудии «Молдова-филм» по заказу Центрального телевидения режиссер В. Брескану, я играю человека, решившегося на убийство во имя наживы. Каков он, Тони Вендис — человек, готовый к убийству и способный на него? Вот на какой вопрос мне предстоит ответить.

— Не жалеете ли вы сегодня, что избрали профессию актера? (Л. Барахтянская, Омск)

— Жалею. И не реже двух-трех горьких сожалений в неделю. Это когда не получается, или получается не так, как хочется, или играешь не то, что должен, или вообще ничего не играешь.

Не жалею. Гораздо реже. Когда, наконец, после мытарств и самоистязаний забрезжил рассвет, когда роль «задышала», когда между мной и зрительным залом возникла «вольтова дуга» взаимопонимания.

Тогда наутро просыпаешься с ощущением своей безграничной одаренности и редкой исключительности, но уже через пару часов на репетиции в театре или на съемке начинаешь отчетливо понимать, как глубоко заблуждался. И кажется, что настоящее пробуждение наступило только сейчас. И тогда опять жалею… и так бесконечно.

Беседу вела Н.СОСИНА

Поделиться в социальных сетях:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.